Феофан затворник молитвы

Подробное и точное описание: Феофан затворник молитвы - святые тексты собранные из всех уголков мира на одном сайте.

У кого нет умной внутренней молитвы, у того и никакой нет, ибо только умная молитва и есть настоящая молитва, Богу угодная и приятная. Она должна составлять душу домашнего и церковного молитвословия, так что коль скоро ее нет при этом, то молитвословия имеют только вид молитвы, а не есть молитва.

Ибо что такое молитва? Молитва — это ума и сердца к Богу возношение, на славословие и благодарение Богу, и испрашивание у Него потребных благ, душевных и телесных. Существо молитвы, стало быть, есть умное к Богу восхождение из сердца. Становится ум в сердце сознательно пред лицом Бога и, исполняясь достодолжного благоговения, начинает изливать пред Ним сердце свое. Вот и умная молитва! Но такова и должна быть всякая молитва. Внешнее молитвословие, домашнее или церковное, дает ей только слово, или форму; душу же, или существо молитвы, носит всякий сам в себе, в своем уме и сердце. Весь церковный молитвенный чин наш, все молитвы, сложенные для домашнего употребления, исполнены умным обращением к Богу. Совершающий их, если он хоть мало внимателен, не может избежать этого умного обращения к Богу, разве только по совершенному невниманию к совершаемому им делу.

Вопрос о молитве: «Как лучше молиться — устами или умом?» — решен первыми словами: «молиться иногда словами, иногда умом». Только пояснить надо, что и умом нельзя молиться без слов, только слова эти не слышатся, а там внутри, в сердце мысленно произносятся. Сказать это лучше так: молись иногда словами звучными, а иногда беззвучными, неслышными. Заботиться надо только о том, чтобы и звучная, и беззвучная молитва исходила из сердца.

Дело молитвы этой просто: стань умом в сердце пред лицом Господа и взывай: Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, или только: Господи, помилуй. Милостивый Господи, помилуй мя грешного. или другими какими словами. Сила не в словах, а в мыслях и чувствах.

Молитва: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! есть словесная молитва, как и всякая другая. Сама в себе ничего особенного не имеет, а всю силу заимствует от того, с каким настроением ее творят.

Существо дела в том, чтобы «установиться в памяти Божией или ходить в присутствии Божием». Можно всякому сказать: «как хочешь, только добейся этого. Иисусову ли молитву творить. поклоны ли класть, в церковь ли ходить. что хочешь делай, только добейся того, чтобы быть всегда в памяти Божией». Помню, в Киеве я встретил человека, который говорил: «Никаких приемов не употреблял я, и молитвы Иисусовой не знал, а все, что тут пишется, было и есть. А как, я и сам того не знаю. Бог дал!»

В 1872 году святитель Феофан уходит в затвор в Вышенской Пустыне. С этого времени начинаются его великие литературно-богословские труды: истолкование Священного Писания, перевод творений древних отцов и учителей, многочисленная переписка с разным лицам, обращавшимся к нему с недоуменными вопросами, с просьбой о помощи и наставлениях. Он отмечал: «Писать — это служба Церкви нужная. Лучшее употребление дара писать и говорить есть обращение его на вразумление грешников». Святитель Феофан оказал и оказывает сейчас глубокое влияние на духовное состояние общества.

Святитель Феофан Затворник покровитель церковных учителей и миссионеров, семинаристов. Ему молятся для вразумления маловеров и близких, попавших в секты, иноверцев, в искушениях для укрепления веры.

Православия наставниче, благочестия учителю и чистоты, Вышинский подвижниче, святителю Феофане богомудре, писаньми твоими Слово Божие изъяснил еси/ и всем верным путь ко спасению указал еси, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Богоявлению тезоименитый, святителю Феофане, ученьми Твоими многи люди просветил еси, со Ангелы ныне предстоя Престолу Святыя Троицы, моли непрестанно о всех нас.

О, святителю, отче Феофане, земли нашея славо и радование! Приими сия смиренныя и теплыя моления нас грешных, любовию почитающих тя. Зря исполнившийся на тебе глагол Господень: «Прославляющия Мя прославлю», со умилением припадаем ко святым мощем твоим силу целебную имущим, якоже избранника Божественныя Благодати ведуще, взываем ти сице: благослови убо и помилуй, архиерею истиннаго Бога, державу нашу Российскую, воином мужество непоколебимое даруй и вся люди беспечальны сохрани и в покаяние приведи, младенцем воспитание благое даждь, юныя научи, болящим и скорбящим здравие испроси, нам же всем радость о Господе присную подаждь да вси благодарно тя ублажаем, глаголюще тако: Величаем тя, святителю отче Феофане и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего. Аминь!

О святителю отче Феофане, архиерею преславный и предивный затворниче, Божий избранниче и Таин Христовых служителю, богомудрый учителю и апостольских словес изрядный изъяснителю, отеческих добротолюбных сказаний списателю, христианскаго благочестия изящный проповедниче и жизни духовныя искусный наставниче, подвигов монашеских усердный ревнителю и всем людем благодати ходатаю! Ныне к тебе, на Небесех Богу предстоящему и о нас молящемуся, припадаем и сице взываем: испроси у Всещедраго Бога Церкви Российстей и стране нашей мир и благостояние, святителем Христовым — истины Божественныя достойное охранение, паствы доброе окормление, лжеучителей и еретиков изрядное посрамление; подвизающимся — смирение, страх Божий и чистоту душевную и телесную; учителем — боговедение и мудрость, учащимся — ревность и помощь Божию; и всем православным — утверждение на пути ко спасению, да вкупе с тобою прославим Божию Силу и Премудрость, Господа нашего Иисуса Христа, со Безначальным Его Отцем, с Пресвятым, Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Величаем тя, святителю отче Феофане, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего.

  • Феофан Затворник о чтении келейного правила – ответы на вопросы — Анатолий Баданов
  • Учение об Иисусовой молитве по трудам святителя Феофана Затворника — игумен Амвросий Ермаков
  • «Размышления на Рождество Христово» — святитель Феофан Затворник
  • «Слово на Сретение Господне» — святитель Феофан Затворник
  • «Краткое учение о Богопочитании» — святитель Феофан Затворник
  • «Что потребно покаявшемуся и вступившему на добрый путь спасения» — святитель Феофан Затворник
  • «Письма о христианской жизни. Поучения. Собрание писем» — святитель Феофан Затворник
  • «Письма о духовной жизни» — святитель Феофан Затворник
  • «Воплощенное домостроительство. Опыт христианской психологии» — святитель Феофан Затворник
  • «Письма о разных предметах веры и жизни» — святитель Феофан Затворник
  • «Письма» — святитель Феофан Затворник
  • «Два слова о Святом Таинстве Крещения» — святитель Феофан Затворник
  • «Девять слов по случаю пожаров в Тамбове и губернии Тамбовской» — святитель Феофан Затворник
  • «О совершенном обращении к Богу от прелестей мира и греха» — святитель Феофан Затворник
  • «Проповедь на Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии» — святитель Феофан Затворник
  • «Простые истины сердца» — святитель Феофан Затворник
  • «Сборник проповедей «Небесный Покров над нами» — святитель Феофан Затворник
  • «Сборник проповедей «Слова о покаянии, причащении Святых Христовых Тайн и исправлении жизни» — святитель Феофан Затворник
  • «Сборник слов «Внутренняя жизнь» — святитель Феофан Затворник
  • «Сборник слов и проповедей о нашем отношении к храмам» — святитель Феофан Затворник
  • «Сборник слов и проповедей о православии с предостережениями от погрешений против него» — святитель Феофан Затворник
  • «Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни» — святитель Феофан Затворник
  • «Сборник слов на разные случаи» — святитель Феофан Затворник
  • «Сборник слов посвященных Богоугодной жизни вообще» — святитель Феофан Затворник
  • «Душа и ангел – не тело, а дух» — святитель Феофан Затворник
  • «Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики» — святитель Феофан Затворник
  • «Пять поучений о пути ко спасению» — святитель Феофан Затворник
  • «Востани спяй» — святитель Феофан Затворник
  • «Как надобно молиться» — святитель Феофан Затворник
  • «Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия&quot — святитель Феофан Затворник

© Миссионерско-апологетический проект «К Истине», 2004 — 2019

В 1872 году святитель Феофан уходит в затвор в Вышенской Пустыне. С этого времени начинаются его великие литературно-богословские труды: истолкование Священного Писания, перевод творений древних отцов и учителей, многочисленная переписка с разным лицам, обращавшимся к нему с недоуменными вопросами, с просьбой о помощи и наставлениях. Он отмечал: «Писать — это служба Церкви нужная. Лучшее употребление дара писать и говорить есть обращение его на вразумление грешников». Святитель Феофан оказал и оказывает сейчас глубокое влияние на духовное состояние общества.

Читайте так же:  Аятуль курси перевод молитвы

Дело молитвы есть первое дело в жизни христианской. Если в отношении к обычному порядку дел верно присловье: «Век живи, век учись», то тем более идет оно к молитве, действие которой не должно иметь перерыва и степени которой не имеют предела.

Древние святые отцы, приветствуя друг друга при свидании, обыкновенно спрашивали не о здоровье и не о чем-либо другом, а о молитве: как, дескать, идет или как действует молитва. Действие молитвы было у них признаком жизни духовной, и они именовали ее дыханием духа. Есть дыхание в теле – и тело живет; прекращается дыхание – прекращается и жизнь. Так и в духе: есть молитва – живет дух; нет молитвы – нет и жизни в духе.

Но не всякое совершение молитвы, или молитвословие, есть молитва. Стать перед иконой в церкви или дома и класть поклоны не есть еще молитва, а только принадлежность молитвы. Читать молитвы на память или по книжке или слушать читающего их – опять не молитва, а только орудие молитвы или способ обнаружения и возбуждение ее. Сама же молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу: самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прощения, усердного припадания, сокрушения, покорности воле Божией и прочих. Вся наша забота должна быть о том, чтобы во время наших молитвований эти и подобные им чувства наполняли душу нашу так, чтобы, когда язык читает молитвы или ухо слушает и тело кладет поклоны, сердце не оставалось пустым, но чтобы в нем было какое-либо чувство, устремленное к Богу. Когда эти чувства есть, молитвословие наше есть молитва, а когда их нет, то она еще не молитва.

Кажется, чего бы проще и естественнее для нас, как молитва, или устремление сердца к Богу? А между тем оно не у всех и не всегда бывает. Его надо возбудить и потом укрепить, или, что то же, воспитать в себе дух молитвенный. Первый способ для этого есть читательное или слушательное молитвословие. Совершай его как следует – и непременно возбудишь и укрепишь восхождение в сердце твоем ко Богу, войдешь в дух молитвенный.

В наших молитвословах помещены молитвы святых отцов Ефрема Сирианина, Макария Египетского, Василия Великого, Иоанна Златоустого и других великих молитвенников. Будучи исполняемы духом молитвенным, они изложили внушенное сим духом в слове и передали то нам. В их молитвах движется великая молитвенная сила, и кто приникнет (всмотрится. – Ред.) в них всем усердием и вниманием, тот, в силу закона взаимодействия, непременно вкусит силы молитвенной, по мере сближения настроения своего с содержанием молитвы.

Чтобы молитвословие наше сделалось действительным для нас средством к воспитанию в себе молитвы, надо совершать его так, чтобы и мысль, и сердце воспринимали содержание молитв, составляющих его. Вот для этого три самых простых приема:

– не приступай к молитвословию без предварительного, хотя краткого, приготовления;

– не совершай его кое-как, а со вниманием и чувством;

– не тотчас по окончании молитв переходи к обычным занятиям.

Положим, что молитвословие есть у нас дело обычное. Но никак нельзя сказать, чтоб оно не требовало приготовления. Что, например, обычнее читания или писания для умеющих читать и писать? Однако ж и тут, садясь читать или писать, не вдруг начинаем дело, а медлим несколько перед тем, по крайней мере столько, сколько требуется для того, чтобы поставить себя в пригодное положение. Тем более необходимы приготовительные действия к молитве перед молитвой, и особенно тогда, когда предшествовавшее тому занятие было совсем из другой области, а не из той, к которой принадлежит молитва.

Итак, приступая к молитвословию утром или вечером, постой немного, или посиди, или походи и потрудись в это время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, кто Тот, к Кому обратишься ты в молитве, и кто ты, имеющий теперь начать молитвенное к Нему обращение, и возбуди в душе соответственное тому настроение самоуничиженного и благоговейным страхом проникнутого предстояния Богу в сердце. В этом все приготовление – благоговейно стать перед Богом, приготовление малое, но не малозначительное. Тут полагается начало молитвы, а доброе начало – половина дела.

Так установившись внутренне, стань затем перед иконой и, положив несколько поклонов, начинай обычное молитвословие: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе, Царю Небесный. » Читай не спешно, а вникай во всякое слово и мысль всякого слова доводи до сердца, сопровождая то поклонами. В этом, собственно, и дело читания молитвы, приятного Богу и плодоносного. Вникай, сказал я, во всякое слово и мысль слова до сердца доводи – это значит вот что: понимай, что читаешь, и понятное прочувствуй.

Других правил не требуется. Эти два – «понимай» и «чувствуй», – исполненные как следует, украшают всякое молитвословие полным достоинством и сообщают ему все плодотворное действие. Читаешь, например: «Очисти ны от всякия скверны» – восчувствуй скверноту свою, возжелай чистоты и взыщи ее от Господа, с упованием на Него. Читаешь: «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. » – и в душе своей прости всем, и сердцем, все и всем простившим, проси себе у Господа прощения. Читаешь: «Да будет воля Твоя. » – и в сердце своем совершенно предай участь твою Господу и изъяви беспрекословную готовность благодушно встретить все, что Богу будет угодно. Если будешь так мыслить, чувствовать и поступать при всяком стихе твоей молитвы, то у тебя будет настоящее молитвословие.

Чтобы успешнее совершать молитвословие надлежащим образом, делай вот что:

1. Имей молитвенное правило с благословения духовного твоего отца, не большое, но такое, которое мог бы ты исполнять неспешно при обычном течении твоих дел.

2. Прежде чем молиться, вчитывайся, когда есть у тебя более свободное время, в молитвы, которые входят в твое правило; пойми вполне каждое слово и прочувствуй его, чтобы тебе наперед знать, что при каком слове должно быть у тебя на душе; а еще лучше, если положенные молитвы заучишь на память. Когда сделаешь так, то во время молитвословия легко тебе будет понимать и чувствовать. Останется одно затруднение: мысль летучая все будет отбегать на другие предметы. Тут надо вот что:

3. . надо употребить напряжение на сохранение внимания, зная наперед, что мысль будет отбегать. Потом, когда во время молитвы она отбежит, – вороти ее, опять отбежит – опять вороти, и так всякий раз. Но всякий же раз что будет прочтено во время отбегания мысли и, следовательно, без понимания и чувства, не забывай прочитывать снова, хотя бы мысль несколько раз отбегала на одном месте, читай его несколько раз, пока не прочтешь с понятием и чувством. Одолеешь однажды это затруднение – в другой раз, может быть, оно и не повторится, а если и повторится, то уже не в такой силе. Но может случиться и то, что иное слово так сильно подействует на душу, что ей не захочется простираться в молитвословии далее, и хоть язык читает молитвы, а мысль все отбегает к тому месту, которое так подействовало на нее. В таком случае –

4. . остановись и не читай далее, а постой вниманием и чувством на том месте, попитай душу свою им или теми помышлениями, которые оно будет производить, и не спеши отрывать себя от этого состояния. Если время не терпит, оставь лучше правило недоконченным, а этого состояния не разоряй. Оно, может быть, будет осенять тебя целый день, как Ангел-Хранитель. Такого рода благодатные воздействия на душу во время молитвословия означают, что дух молитвы начинает внедряться, и потому надо хранить такое состояние, ибо оно есть самое надежное средство к воспитанию и укреплению в нас духа молитвенного.

Читайте так же:  Молитва Святому животворящему Кресту

Кончив свое молитвословие, не тотчас переходи к каким-либо занятиям, а тоже хоть немного постой и подумай, что это совершено тобою и к чему тебя это обязывает, стараясь, если дано тебе что восчувствовать во время молитвы, сохранить то и после молитвы. Впрочем, если кто совершит свое молитвословие как должно, то и сам не захочет тотчас озабочиваться внешними делами. Таково уж свойство молитвы! Что говорили предки наши, возвратясь из Царьграда: «Кто вкусит сладкого, тот не захочет горького» – то сбывается со всяким, кто хорошо помолится во время своего молитвословия. Вкушение этой молитвенной сладости и есть цель молитвословия, и если молитвословие воспитывает дух молитвенный, то именно через это вкушение.

Но на начальном способе воспитания в себе духа молитвенного, то есть на сообразном со своим назначением совершением молитвословий, останавливаться нельзя: надо идти далее. Припомните, как учатся, например, языкам. Сначала заучивают слова и обороты речи по книгам, но на этом не останавливаются, а стараются с помощью того доходить (и действительно доходят) до того, что сами, без пособия заученного, ведут правильно речь долгую на изучаемом языке. Так надо поступать и в деле молитвы. Мы навыкаем молиться по молитвенникам, то есть по готовым молитвам, переданным нам Господом и святыми отцами, преуспевшими в молитве, но на этом одном останавливаться не должно. Надо простираться далее и, навыкнув умом и сердцем обращаться к Богу со сторонней помощью, делать опыты и своего собственного возношения к Нему, доходить до того, чтобы душа сама, своею речью вступала в молитвенную беседу с Богом, сама возносилась к Нему, сама открывала себя Ему и исповедовала, что такое есть в ней и чего ей желательно. Надобно и к этому приучить душу. А как успеть в этой науке, укажу кратко.

И навык с благоговением, вниманием и чувством молиться по молитвенникам ведет к тому же. Как из переполненного сосуда сама собой изливается вода, так и из сердца, посредством молитвословий исполнившегося светом чувств, сама собою начнет исторгаться своя молитва к Богу. Но есть и особые, исключительно к этой цели обращенные правила, которые должен принять к исполнению всякий желающий успеха в молитве.

Отчего это, скажете, сколько лет иные молятся по молитвенникам, а все еще не имеют молитвы в сердце? Думаю, между прочим, оттого, что только в ту пору несколько и напрягаются возноситься к Богу, когда совершают молитвенное правило, а потом, во все продолжение дня, о Боге и не вспомнят. Кончат, например, свои утренние молитвы и думают, что по отношению к Богу все уже и сделано; затем целый день дело за делом, забота за заботой, а о Боге ни слова, ни помину; разве уж к вечеру (да и то слава Богу) придет на мысль, что вот опять скоро надобно становиться на молитву. От этого происходит то, что если Господь и дает какое-либо доброе чувство утром, то его заглушает суета и многодеятельность дневная. Оттого и вечером не бывает охоты молиться: человек никак не совладает с собой, чтоб хоть немного умягчить свою душу, и молитва вообще худо спеется и зреет. Вот эту-то почти всеобщую неправость и надобно исправить, то есть надо сделать так, чтобы душа не тогда только обращалась к Богу, когда человек стоит на молитве, но в продолжение всего дня сколько можно непрерывно возносилась к Нему и пребывала с Ним.

Чтобы душа непрерывно возносилась к Богу и пребывала с Ним, нужно, первое, в продолжение всего дня как можно чаще взывать ко Господу краткими словами, смотря по нужде души и текущим делам. Например, начинаешь что – говори: «благослови, Господи»; кончаешь дело – говори: «слава Тебе, Господи!», да не языком только, но чувством сердца. Поднимется какая-нибудь страсть – говори: «спаси, Господи, погибаю»; находит тьма смутительных помышлений – взывай: «Изведи из темницы душу мою». Предстоят неправые дела, и грехвлечет к ним – моли: «настави мя, Господи, на путь» или: «Не даждь во смятение ноги моея». Грехи подавляют и влекут к отчаянию – взывай мытаревым гласом: «Боже, милостив буди мне, грешному!» Так и во всяком случае. Или просто говори чаще: «Господи, помилуй; Владычица Богородица, помилуй мя; Ангел Божий, хранитель мой святый, защити мя», или взывай другим каким-либо словом молитвенным. Только старайся как можно чаще делать эти воззвания, домогаясь всячески, чтоб они исходили из сердца, как бы выжатые из него. Когда мы будем так делать, тогда у нас будут частые умные восхождения к Богу из сердца, частые обращения к Богу, частая молитва, а это учащение сообщит навык умного собеседования с Богом.

Но чтобы душа стала так взывать, надобно наперед заставить ее обращать во славу Божию все, всякое свое дело, и большое, и малое. Это второй способ, как научить душу днем чаще обращаться к Богу, ибо если положим себе в закон заповедь апостольскую творить вся во славу Божию, даже аще ямы или пиемы (1Кор. 10:31), то непременно при каждом деле вспомним о Боге, и вспомним не просто, а с опасением, как бы не поступить неправо и не оскорбить Бога каким-либо делом. Это и заставит обращаться к Богу со страхом и молитвенно просить у Него помощи и вразумления.

Таким образом, о каком бы свойстве и действии Божием ты ни стал рассуждать, всякое такое размышление наполнит душу твою благоговейными к Богу чувствами и расположениями. Оно прямо устремляет к Богу все существо человека и потому есть самое простое средство приучить душу возноситься к Богу. Самое приличное и удобное для этого время есть утро, когда душа еще не обременена множеством впечатлений и заботами деловыми, и именно после утренней молитвы. Кончишь молитву – сядь и с освященной в молитве мыслию начинай размышлять ныне об одном, завтра о другом свойстве и действии Божием и произведи соответственное тому расположение в душе твоей. Труда тут не много, было бы только желание и решимость, – а плода много.

Трудитесь. Труд все преодолевает с Божией помощию.

Когда исполняете правило святаго Пахомия, то дома только это делайте, а в церкви идет уже правило, т. е. служба. И с своим туда примешиваться не след. В церкви внимайте тому, что читается и поется, и сообразныя с тем держите мысли и чувства. Когда неразборчиво читают, свою молитву говорите Господу, или только мысленно с благоговением возноситесь к Нему, с поклонами. Старайтесь за всякой службой довесть сердце до разогревания, и по выходе из церкви блюсти его.

Все сие вы уже делаете. Я только напоминаю, утверждая, что так и должно.

Вы поминаете про поклоны. Поклоны надо класть. Ими подогревать надо сердце, когда оно станет охладевать. Поклоны — телесная работа. С ними надо соединять мысль о Боге и чувство к Нему.

Как у вас идет дело в церкви, очень радостно. Помоги вам Господи всегда так себя чувствовать. И что бывает по возвращении домой — дома, исправно. Умудряйте свое внутреннее не отдавать на волю внешняго.

В церкви иной раз ни поемое, ни читаемое или не слышится, или не понимается; в таком случае — стойте пред Господом и творите молитву Иисусову. В церкви каждое действие имеет свой смысл. Кто за сим смыслом следует своим разумением и пониманием, тот непрестанно будет получать питательныя для духа влияния из другаго мира. и по окончании Богослужения выйдет из церкви, как выходят из-за стола, богато и разнообразно сервированнаго.

Читайте так же:  Презентация о молитве

• Поклоны при Иисусовой молитве оставляются на произвол и усердие. На малых узлах кладите поясной поклон, а на больших земной. Сколько? Сколько душе угодно, однако же определив это однажды навсегда. Лучше время определить для сей молитвы: четверть часа, или больше, или меньше.

• Ночь самое лучшее время для молитвы. особенно полночь.

• Отказаться от употребления мяса можно; но можно ограничиться и вкушением меньшаго количества.

• Акафисты и каноны хорошо читать, как положено. Посмотрите «в следованной псалтири», в конце. Псаломщик поможет вам. Но не набирайте много. Можно их заменить поклонами с молитвой Иисусовой. И это тоже посмотрите. И это бывает лучше. Можно на правиле молиться коротенькими молитовками святаго Златоуста, что стоят в ряду молитв на сон, произнося каждую 5-10-15. и более раз. Еванглие читать сидя можно, но не умаляя благоговения. Сколько читать псалтири? Сколько душе угодно. Одну кафизму — две три. или несколько псалмов. Петь псалмы — значит «читать их нараспев», как например в церкви пропевают после: «Господи воззвах. «, на вечерне. Почаще говеть очень хорошо, но как это устроить, смотрите сами. На какия службы церковныя ходить позволяет ваша гимназическая служба, ходите, а на какия не можете ходить, за те дома исправляйте поклоны с молитвой Иисусовой, как положено также в следованной псалтири.

Святая церковь молится об избавлении от скорбей, потому что научилась сему из псалтири, преисполненной воззваниями о сем. Выходит, такова воля Божия. Молитесь и вы о сем, исполняя сию волю Божию.

Спаситель наставляет, что многими скорбями подобает внити в Царствие Божие. И извольте держать в мысли, когда находят скорби, что вам Господь дорогу в царствие Свое пролагает, или даже более — берет за руку и ведет. Потому не упирайте ногами и не кричите, а благодушно и с благодарностью переносите скорби.

Спрашиваете: следует ли принуждать ум творить молитву Иисусову в храме, когда на душе мирно, безмятежно и когда ум при этой тишите внимает тому, что читается и поется? Следует стоять в присутствии Божием и в чувстве к Богу, чтобы вы ни делали. Так и в храме. Вы в другом письме написали: «в храме, при слушании молитв, у меня лучше идет молитва Иисусова». Молитва сия оживляет и поддерживает внимание к Богу с соответственными чувствами.

Молиться ли за самоубийц?! Церковь не велит, как же сыны и дщери будут молиться? Мысль что можно молиться о тех, кои удостоены церковных похорон, разрешает молитву, предполагая, что разрешившия церковное погребение не признали убийцу убившим себя сознательно.

Мне иногда думается, что можно молиться дома в своей частной молитве. Нр тут проглядывает покушение показать, что милосерднее церкви и даже Самаго Бога. Довольно ограничиться жалением о нем, предавая участь его безмерному милосердию Божию.

Спрашиваете, молиться ли за иноверцев? За самоубийц.

Делайте, как Церковь велит. Так и тем, кои просят о сем, отвечайте.

Святая Церковь не знает иноверцев и не поминает их, но, пока они живы, молится обще об обращении их. У иноверцев свои поминатели есть. Туда пусть обращается хотящий их поминать.

Видео (кликните для воспроизведения).

Частныя лица — родныя, приятели — могут у себя молиться о них, творя это, как дело любви, и опираясь на что-либо достойное в поминаемых.

Встав утром, установись покрепче пред Богом в сердце в утренней своей молитве и потом исходи на дело свое, Богом тебе определенное, не отрывая от Него чувства своего и сознания. И будет то, что силами души и тела будешь делать дела свои, а умом и сердцем пребывать с Богом.

Научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу. (Кол. 3, 16) Слова: псалмами, славословием и духовными песнями определяют молитву словесную, молитвословие, а слова во благодати воспевая в сердцах ваших Господу — молитву внутреннюю, умно-сердечную.

Чувство к Богу и без слов есть молитва. Слово поддерживает и иной раз углубляет чувство.

Храните этот дар бывшей вам милости Божией. Как? Более всего смирением, приписывая все благодати, себе же ничего. Как только на себя саму склонится у вас мысль, благодать умалится и, если не опомнитесь, совсем перестанет действовать, тогда — плач и вопль многий. Второе — чувствуя себя землею и пеплом, будьте так, как теперь, то есть ни к чему не обращаясь без нужды ни мыслью, ни сердцем. Все с Господом. Мало-мало умалится внутреннее горение, тотчас спешите его восставить в силе. Господь близ. С соболезнованием и страхом обращаясь к Нему, тотчас получите.

Молитва имеет разные степени. Сначала она есть только словесная молитва, но вместе с нею должна идти, ею разогреваться и поддерживаться молитва ума и сердца. Умно-сердечная молитва получает затем самостоятельность и является то делательной, напрягаемой своими усилиями, то самодвижной, находящей. В последнем виде она есть то же, что показанные влечения внутрь пред Бога: бывает современна им и из них развивается. Когда потом состояние, в котором бывает душа во время тех влечений, станет постоянным, тогда умно-сердечная молитва становится непрестанно действующей. При этом прежние временные влечения перерождаются в состояние созерцания, при которых и из которых тогда раскрывается и созерцательная молитва. Созерцание есть пленение ума и всего сознания каким-либо духовным предметом столь сильное, что все внешнее забывается, выходит из сознания: ум и сознание уходят в предмет созерцательный, так что их уже будто нет в нас.

У кого нет умной внутренней молитвы, у того и никакой нет, ибо только умная молитва и есть настоящая молитва, Богу угодная и приятная. Она должна составлять душу домашнего и церковного молитвословия, так что коль скоро ее нет при этом, то молитвословия имеют только вид молитвы, а не есть молитва.

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую за молитвенную память у рак святых угодников Божиих.

Благослови, Господи, ваше уединение. Что в церкви не бываете, не безпокойтесь. Для Бога всякая молитва от сердца равноценна, где бы она ни возносилась. Тут разницу делает только одна привычка. И к безцерковной молитве можно привыкнуть. Меньше читайте по молитвенникам. Больше молитесь от себя. и с одним «Господи помилуй» можно обойтись. Переведите службы на поклоны и посредством их удовлетворяйтесь. Так делали все пустынники и уединенники. И это лучше гораздо, чем читать.

Совсем не читать — не обойдешься. Но кое-что на память без книжки.

В церковь будто нельзя ходить? Пустое. Когда захотите — ухитритесь. Никак нельзя так хорошо помолиться дома, как в церкви. Но уж коли нельзя бывать в церкви, молитесь дома, но не ленитесь. И правило заведите, чтоб стоять на молитве утром и вечером по часу, или больше, и в продолжении дня непрестанно к Богу устремляйте верующую и преданную мысль и чувство. Вот и будет острастка и остепенение. А то вы разболтаетесь и пошли спустя рукава, городить, что вспадет на сердце.

Свое домашнее молитвословие хорошо применять к церковным службам: и при сем немножко читать, немножко молиться своею молитвою, но и все можно заменять своею молитвою, умною, или Иисусовою, разве коротенькия какия молитовки проговаривая на память, как: «Се жених грядет. » «День он страшный. » и подобныя. — А то и это лучше, когда без слов есть чувство к Господу, носящее упокоение в Боге. Тут можно целый день пролежать, и не терять внутренняго уверения, что служба Божия не прекращается. Однакож в те часы, в кои идет в церкви служба, лучше не лежать, а усесться на постеле, прислонясь, если немощь одолевает, к стене, и так молиться умно и сердечно, с полным желанием и бодренностию духа.

По Псалтири следованной можно службу править, и когда служить треба. И сократить можно, положив, например, вместо кафизм класть поклоны, как означено в той же Псалтири. Можно и все службы отправлять поклонами, как опять указано в той же Псалтири. Там означены две меры: для мирян и ленивых монахов, и для монахов усердных. Если последняя мера покажется слишком великою, можно взять средину между ею и первою. Не надо поблажать лености. Молитва усердная никогда не бывает длинна, т.е. не кажется длинною.

Читайте так же:  Молитвы Святой Матроне о здравии

Если хотите, чтоб Псалмы не развлекали, прочитайте толкование их и уясните смысл их. Потом, никогда много не читайте. и читайте неспешно, вдумываясь в каждое слово. Когда разогреется от сего сердце, можно оставить Псалмы. Помните сказание о некоем старце, что он только одну славу прочитывал, а потом уходил в сердце и созерцание. и так молился.

Псалмы заучивать на память хорошо. Выбирать какия больше к себе подходят и заучить. Потом, ходя, читать их с размышлением. Из Евангелий хорошо заучивать слова Господа на память слово в слово, а прочее так помнить.

Все не суетясь, — чтоб внимания не разшатать. Оно главное. И все надо направлять к поддержанию его.

Да, ведь, с одним Евангелием или Новым Заветом можно целый век прожить, и все читать. Все его читать и до конца не дочитаешь. Сто раз прочитай, а там все будет оставаться недочитанное.

Помните, я вам писал, вдумываться в дневния чтения, стараясь доводить встречающиеся мысли до чувства. Это занятие безконечное. Ибо как ни вдумывайся, до конца Божеских помышлений не доберешься.

Когда я писал вам ночью больше молиться, то разумел молитву пред сном; — а когда просыпаетесь, — и молитесь лежа, это не худое дело, — а добрый замен пустых мечтаний, в промежутках сна. Хорошо знать на память несколько Псалмов, чтоб читать их в эту пору.

Что дома сон одолевает, и не дает правило кончить, как следует, — что делать. Боритесь. Спали бы немного после обеда, как я говорил. Если не хочете этого, терпите нападки и боритесь. Не велика беда, если и заснете тут же на правиле. Будет за что укорить себя. На свежем воздухе попробовали бы походить в таком случае. Но все производит благодать Божия действующая в сердце. Ея и просите себе на всякое дело.

Ваше высокопреподобие, Достопочтеннейший отец архимандрит!

Виноват, что немного не скоро отвечаю. Как вас сон одолевает, так меня леность.

Что вас сон берет, дело это натуральное, и ничего тут грешнаго нет. Жаление об этом, конечно, не худое дело. Но что же сделаешь?!

Попробуйте, когда читают вам, не садиться, а ходить. Может быть сон и не заберет. Если трудно ходить, по причине утомления предшествовавшаго, то лучше прямо и сесть затем, чтобы соснуть. Соснете немного, а потом читать заставляйте. Разрешаю вам, после служб, или ранней, соснуть часика два, или больше. А потом слушать чтение.

Если и это неудобно, то ничего не остается, как бороться по силе. Заснете, побраните себя — и только.

Кажется, ведь, уж к старости подошли.

Что до ваших немощей, как вы их называете, то, как я уже писал, я не умею составить против них рецепта. Терпите, боритесь, и укоряйте себя, когда не устаиваете, и все тут. Когда подходит сон, встаньте и пройдитесь. Когда и тут станет докучать, начинайте с читающим разсуждать о читаемом.

В книгах пишется, что когда молитва Иисусова возьмет силу и внедрится в сердце (на языке навязнет — это одно), а внедрится в сердце — это другое; тогда она придает бодрости и сон прогоняет. Попробуйте этот рецепт. Бог везде есть. Если живо сознать сие, то сну не будет места, как нельзя ему быть: Царь стоит пред глазами. Существо же молитвы Иисусовой то и есть, чтобы умом в сердце стоять пред Богом. В посылаемой книге много об этом говорится.

За то, что вы хоть не писали, но все же не переставали вспоминать о мне, благодарствую. Но, попусту что вспоминать? Прошу вас поминать меня в молитве, и ни о чем не молить Господа для меня в молитве, как чтоб Он дал мне дух покаяния и Своих заповедей добрым делателем явил меня из грешных — грешнаго.

Слезы ваши да сохранит в вас Господь навсегда, если сие возможно. Они мягкости придают и умиления. Но скрывать надо. Ибо тщеславие около их увивается, как пес около сытаго корма. Смысл надо иметь, чтоб управляться с ними как следует.

1) Об устной. В сокращенном слове она говорится так: «Господи помилуй». «Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешнаго», а в полном так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». В начале она произносится большею частию принужденно и неохотно, и по мере упражнения и себя к ней принуждения, если только есть решительное намерение посредством молитвы с помощью Божией благодати умалит всесторонния страсти, она от частаго в ней упражнения, по мере умаления страстей, время от времени будет делаться легче, приятнее и желательнее. При устной молитве всевозможно стараться держать разум в словах молитвы, говорить неспешно, все внимание сосредоточивая в мыслях, выражаемых словами, а когда ум будет увлекаться в посторонния мысли, без смущения опять вводить его в слова молитвы. Неразсеянность уму дается не скоро и не тогда как захотим, а когда смиримся и когда Бог благоволит. Сей Божий дар временем не определяется, ниже количеством молитв, а сердечным смирением и Христовой благодатию и всегдашним себя к ней понуждением. Из устной внимательной молитвы бывает переход к молитве умной, которая называется так тогда, когда одним умом к Богу устремляемся или зрим Бога.

2) Об умной молитве. При умной молитве необходимо должно держать внимание в сердце пред Господом. По мере нашаго усердия и смиреннаго тщания в молитве дарует Бог первое дарование уму нашему — собранность и сосредоточенность в молитве. Когда внимание к Господу делается неотходным, то оно есть внимание благодатное; а наше собственное внимание всегда бывает принужденное. От такой умной молитвы бывает переход к сердечной внутренней молитве, если только есть опытный учитель, очень удобный и свободный. Когда чувствами сердца с Богом бываем, а любовь к Богу сердце дополняет, тогда такая молитва носит название сердечной.

Буди вам известно, что умносердечная молитва приходит в сердце иным скоро, а иным не скоро. Я знаю трех лиц: одному пришла как только было сказано в самый этот час; другому пришла через шесть месяцев; третьему — через десять месяцев; а одному великому старцу — через два года. И это почему так бывает одному Богу только известно.

Еще ведайте, что прежде истребления страстей молитва бывает иная и иная по очищении сердца от страстей: первая есть помощница при очищении сердца от страстей; а вторая есть как бы некий духовный залог будущаго блаженства. Делайте так: когда почувствуете вхождение ума в сердце и воздействие молитвы: то давайте полную свободу такой молитве, удаляя все неблагоприятное ей; и пока она будет — ничего другаго не делайте. Когда же не чувствуете такаго влечения, тогда молитесь молитвою устною с поклонами, стараясь всячески внимание держать в сердце пред лицем Господа. Разогреется сердце и при таком образе молитвования. Трезвитесь и бодрствуйте, а особенно во время умносердечной молитвы. Никто так Богу не благоугоден, как тот, кто занимается правильно умносердечной молитвою. Когда вам неудобно, или времени нет упражняться в молитве, то всевозможно храните в себе при всяком вашем занятии молитвенный дух, т.е. имейте в памяти Бога и всячески напрягайтесь умными очами зреть Его пред собою со страхом и любовию, и, чувствуя Его пред собою сущим, с благоговейной покорностью во всех своих делах предавайте себя Его вседержительству, всемогуществу, всезрительству и всеведению так, чтобы во всяком вашем деле, слове и помышлении памятовался Бог и Его святая воля.

Читайте так же:  2 сильные молитвы Николая Чудотворца

Вот в чем состоит сокращенно дух молитвенный. Необходимо должно сей дух иметь любителю молитвы, и насколько возможно всегдашним сердечным вниманием подводить свое разумение под Божие хотение и всецело предать себя Божию разуму и Божию хотению.

• Всячески надо стоять против духа произвольности, или желания и позывов действовать ничем не стесняясь. Сей дух нашептывает: это мне не под силу, на это у меня времени недостает, или за это браться мне еще не время, надо погодить, или — обязанности послушания препятствуют, и многое подобное. Кто слушает его, тот никогда не навыкнет молитве. — В содружестве с сим духом состоит дух самооправдания, который приступает и начинает действовать после того, как кто-либо, увлекшись духом произвольнаго самочиния, сделает что-либо такое, за что совесть безпокоит его. Тогда дух самооправдания разныя употребляет извороты, чтобы обмануть совесть, и неправость свою выставить правостию.

• Бог да сохранит вас от сих злых духов.

С вами, конечно, было, что иной раз неудержимо Богу молиться захочется. Припомните, что при этом было на душе, и старайтесь всякий раз, как становитесь на молитву, воспроизводить то в душе и так Богу молиться молитвою Иисусовой. Это воспроизведение будет возбуждать молитву Иисусову, а молитва сия поддерживать тот молитвенный строй. В этом весь секрет успеха в творении молитвы Иисусовой.

Для занятия молитвою Иисусовой определите особое время от утренняго и вечерняго молитвословия. Раза два становитесь до обеда, раза два после обеда, всякий раз творя сто молитв Иисусовых — с поклонами поясными при маленьких узелках и земными — при больших.

Положив так, неотложно исполняйте каждый день, ничем не отговариваясь. Став на молитву, тотчас воспоминайте, что Господь близ есть и видит, и слышит, и желает дать вам, что для вас спасительно.

Постоянство в исполнении — главное условие успеха. Успех не вдруг покажется. Для сего потребуется месяцы и годы. Потому нечего отчаяваться в успехе, когда не скоро оказываются плоды труда. Не надо желудок наполнять пищею, пусть чувствуется пустота там, — и сну поблажать не должно. Не должно и развлечений допускать — и смехов и балагурства. Держать себя всегда, как бы находились в присутствии царя. Если будете внимательно все делать, само дело научит многому.

Ваш навык в молитве Иисусовой то же, что латы или панцырь.

Молитва сия одна есть всеоружие духовное, против всякаго нападения пригодное. Облеките сию молитву смирением и крепким упованием на милостиваго Бога, и Господа нашаго Иисуса Христа, всем хотящаго спастися, и всех скоро спасающаго.

Когда упование на Бога крепко и молитва сильна, тогда врагу нет подступа. Святой Исаак Сирианин в одном месте изображает такое состояние неприступным небесным осенением, к которому враг и приступить боится, потому что опален будет. Благослови Господи труды ваши над собою — благим успехом.

В псалмах поется: вся «слава дщери царевы внутрь». Там да будет для вас всякая радость и всякое утешение!

Молитва Иисусова есть как и всякая другая. Она сильнее всех только всесильным именем Иисуса, Господа, Спасителя, когда оно призывается с верою полною, теплою, не колеблющеюся, — что Он близ есть, все видит и слышит, и тому, чего просят вседушно внимает и готов исполнить и даровать просимое. Упование такое не посрамляет. Если замедляется иногда исполнение, это зависит от неготовности еще просящаго принять просимое.

Вы писали, что становитесь на молитву, начинаете творить молитву Иисусову, — и бросаете, считая себя недостойной стоять умно пред Господом. я тут не пойму, в чем дело. Надобно не только когда на молитве стоим, но и всегда пред Господом ходить так, как бы в глаза Ему смотря или под очами Его находясь. Ибо так это и есть. А вы вон как. Только что мысль станет пред Господа — вы бежать.

Если бы Господь запретил являться пред Себя, конечно, в вашем действии было бы нечто дельное; но когда Господь Сам есть приближаяйся, от всех требует приближения к Себе, то какой смысл в вашем действовании? Это вы во второй раз пишете. Извольте бросить это. А стараться приобретать навык неотходно стоять пред Господом. Как проснетесь, до того как заснете, и во все время со страхом и трепетом и со всем вниманием и к себе и к Господу.

Монах из обители П. хорошо делает, что трудится в молитве Иисусовой. Но не забывает ли он, что дело не в словах и не в количестве молитв Иисусовых, а в навыке быть всегда в памяти о Господе. Количество хорошо выдерживать, чтоб не разлениться, но главное, чтоб при сем мысли и чувства были святыя. Плод молитвы главный — не теплота и сладость, а страх Божий и сокрушение. Их постоянно надо возгревать и с ними жить, и ими дышать.

Брат сей сказал, что даже не понимает, что это за благоговейнство и страх Божий. Это очень дурно. Пред Царем кто может стоять без страха?! Не тем ли паче пред Богом! — В Киеве, в Лавре, был брат, который говаривал: «смотрите, с Богом-то не станьте за панибрата». Уж не эта ли беда у брата того? — Не дивно, когда у него плод молитвы определяется только теплотою и сладостью. Это — сластолюбие духовное. Главное — страх Божий и дух сокрушен. Теплота и сладость хороши в деле духовном; но не ими надо определять цену деланий духовных.

Вы говорите, что иногда забываете счет молитв по четкам. Беда не велика. Когда есть припадания к Господу, яко присущему, со страхом и упованием, это лучше всякаго выполнения числа молитв.

Вопрос верно относился к молитве Иисусовой. Сколько нагородили прибаутков о святой сей молитве?! — А дело просто: веруешь ли, что Господь Иисус Христос есть единый Спаситель твой? — Если веруешь, взывай к Нему: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». А мудрецы мудреныя про веру забыли, а все внимание остановили на словах; тут у них пошли сказки и про язык, и про губы, и про дыхание, и про голову с бородою, и про сидение.

Ныне с молитвою Иисусовой не знать как обращаются. Сколько напридумали прибаутков! — А о существе дела совсем забывают. Оттого выходит, что одни только на словах и останавливаются, твердят: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», но без всякой мысли и чувства. Я называю их шепотниками, или шептунами. Другия останавливаются на ноздренном дыхании и сопят. Это сопуны. Показались еще какия-то такия, которыя, будто не имея сил остановить внутренняго движения, начинают кричать: «Иисусе. Иисусе. Ии. Ии. » Это кликуши.

А дело молитвы сей просто: стань умом в сердце пред лицем Господа и взывай: «Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», или только: «Господи помилуй». «Милостивый Господи, помилуй мя, грешнаго». или другими какими словами. Сила совсем не в словах, а в мыслях и чувствах. На этом и стойте, и все прибаутки отвергайте, и сами и других тому учите.

Видео (кликните для воспроизведения).

. взялся переводить нечто. Дошло до статей о молитве. Темная какая-то путаница! И остановился. Латиняне умную молитву не по — нашему понимают. Она у них богомыслие, заключаемое молитвою. А это хотя очень плодотворное упражнение, но не есть молитва. Молитва — особое упражнение от Богомыслия.

Феофан затворник молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here