Молитва это в литературе

Подробное и точное описание: Молитва это в литературе - святые тексты собранные из всех уголков мира на одном сайте.

Итак, как было, выше сказано, молитвой является словесный жанр, обращение человека к высшим силам, в существование которых он верит. В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр. С одной стороны, молитва как жанр не предполагает вербально выраженной реплики-реакции, которая, согласно традиционному пониманию диалога, составляет диалогическое единство с репликой-стимулом. С другой стороны, для каждого верующего человека молитва — это разговор с Богом: «обращение же наше к Богу есть молитва. Значит, молитва есть беседа или разговор наш с Богом». [3, с.31].

Говорящий произносит молитву в надежде на ответ, который выражен не вербально. Кроме того, читая молитву, человек анализирует и свои поступки, помыслы, чувства.

Диалогичность молитвы отмечают многие исследователи, например, Л. В. Балашова, М. Войтак и священнослужители, например, по словам Игумена Филарета, «молитва есть беседа человека с Богом. Кто помнит, знает, любит Бога, тот непременно будет обращаться к Нему, а это обращение и есть молитва». Молитва как жанр по своей природе очень близка к жанру лирики. Под лирикой понимается «поэзия, объектом которой являются личные или коллективные переживания человека в форме непосредственно выражаемых чувств» [4,Т.6]; «лирическая поэзия… изображает внутренний мир души, ее чувства, ее понятия, ее радости и страдания.

Это личная мысль, которая заключается в том, что она имеет в себе наиболее интимного и реального, выраженного поэтом, как его собственное настроение; это живая и вдохновенная продукция его духа» [4, Т.6]. Лирический текст имеет свои законы, которым подчиняется каждый входящий в него элемент.

«Поэтическая молитва — это художественное высказывание, направленное к Богу, реализующее определенную жанровую схему, основанную на диалогической форме текста, … на вводимых в язык элементах, возвышенных и освящающих, которые могут быть связаны (хотя необязательно) с демонстрацией религиозности поэта, отражением его творческой деятельности и его сознания, обращенного непосредственно к Абсолюту». [5, с.47]. По мнению М. С. Руденко, «поэтическая молитва является особым способом выражения в форме искусства религиозных чувств; обращение к данному жанру позволяет художнику раскрыть глубинные пласты своего творческого и человеческого «я», высказать то, что обычно относится к области несказанного». [6, с.11]. В молитве индивидуализируется внутренняя боль или радость лирического персонажа. Поэтическая молитва наряду со многими чертами, роднящими молитву с лирикой, отличается от молитвы церковной. Речь идет не о переложении псалмов или молитв, как, например переложение Сумароковым и Кюхельбекером молитвы «Отче наш», а о стилизации духовной молитвы в лирике. Начиная с XVIII века, большое распространение получают «подражания» молитвам.

Церковная молитва имеет определенную структурную композицию: «личное обращение, изложение предмета и оснований (просьбы, благодарности или прославления» [6, с.333]. Такая композиция нередко повторяется и в поэтической молитве, однако лирический текст может не содержать всех элементов церковной молитвы.

Формирование жанров христианских религиозных текстов происходило на протяжении определенного времени и отличалось своеобразной закономерностью. В.И. Карасик указывает на то, что для квалификации жанровой природы речи необходимо не только выявление типовых действий говорящего, но и определение целого круга многомерных отношений: участники коммуникации (минимум два), предмет речи, предлагаемый адресантом, предмет речи, воспринятый и, может быть, дополненный адресатом — вот четыре точки в пространстве коммуникативного акта, которые представляют минимальный набор объектов, вступающих во взаимоотношения в ходе реализации того или иного речевого жанра. Он же выделяет четыре жанра религиозного дискурса: молитва, проповедь, исповедь и обрядовое действие [7, с. 4, 7, 9, 12].

Словом «молитва» определяют особое духовное состояние человека. Сложно дать однозначное определение этому феномену духовной жизни, поскольку это состояние изменчиво.

В энциклопедии «Христианство» дается следующее определение, основанное на противопоставлении земной (телесной) и небесной (духовной) жизни:

молитва является «вместилищем всей духовной жизни или самой духовной жизнью в движении и действии» [4, с. 142]. Конечно, это наиболее общее определение, но вместе с тем оно четко локализует молитвенное событие в жизни верующего.

В Библейской энциклопедии молитва толкуется как «возношение ума и сердца к Богу, являемое благоговейным словом человека к Богу» [8, с. 292]. Св. Иван Златоустый утверждал, что «молитва — это определенный якорь для тех, кому угрожает опасность; это сокровище, которое способно обогатить и излечить физически». Истоки поэтической молитвы следует искать в молитве канонической.

Изначально коммуникативная функция канонической молитвы — обращение к Богу с целью восхваления, с той или иной просьбой или с благодарностью. В.А. Мишланов в своей статье «Молитва как речевой жанр» утверждает: «Отречение реальной обратной связи сближает молитву с любым поэтическим произведе нием.

Собственно говоря, молитва и есть одно из древнейших поэтических творений, более того, лирическая поэзия опирается на молитву как на один из основных её прототипов» [9].

В данном исследовании нами рассматривается не просто молитва в религиозном понимании этого слова, а то, что Э.М. Афанасьева обозначает как особый поэтический жанр — стихотворная молитва.

В этом жанре создается «новая эстетическая реальность», в которой важную роль играет богообщение и «установка молящегося (трансцендентная или имманентная) на духовное преображение или преображение окружающего мира в процессе богообщения» [10, с. 17].

Стихотворная молитва многое взяла от канонической: содержание, состояние лирического героя, адресация, деление на жанры, поэтические приемы. В истории русской поэзии есть незаслуженно забытые имена. Федор Николаевич Глинка — русский поэт, создавший большое количество стихотворений, известен современному русскому читателю только как поэт-декабрист, автор романсов «Сон русского на чужбине» и «Не слышно шуму городского…». Молитва для Ф.Н. Глинки всегда была важным способом духовного самосовершенствования: «К Тебе, мой Бог, спешу с молитвой: / Я жизнью утомлён, как битвой! / Куда своё мне сердце деть? / Везде зазыв страстей лукавых; / И в чашах золотых—отравы, / И под травой душистой —сеть. / Там люди строят мне напасти; / А тут в груди бунтуют страсти! / Разбит мой щит, копьё в куски, / И нет охранной мне руки!» [4].

В стихотворении Николая Языкова «Молитва» перед читателем встает преддверье рая, «таинственные врата». Мы видим, что поэтам важно сохранить себя не столько для жизни земной, сколько для жизни небесной: «Молю святое провиденье: / Оставь мне тягостные дни. / Но дай железное терпенье, / Но сердце мне окамени» [11].

Подражания молитвам, начиная с XVIII века, получают многообразные поэтические формы. В них или варьируются излюбленные мотивы псалмов, или с помощью пейзажной детали и психологических подробностей индивидуализируется ситуация молитвы. Именно этим путем — путем раскрытия интимно-духовных отношений личности к Богу — движется молитвенная лирика Анны Ахматовой: от подражаний и стилизаций к сложному сочетанию религиозно-мистических, нравственных, эмоциональных элементов, не отрываясь от традиционной формы изложения содержания: «Дай мне горькие годы недуга, / Задыханье, бессонницу, жар, / Отыми и ребёнка, и друга, / И таинственный песенный дар — / Так молюсь за твоей литургией / После стольких томительных дней, / Чтобы туча над тёмной Россией / Стала облаком в славе лучей» [12, c. 492].

Читайте так же:  Молитва чтобы печень не болела

В «Молитве» А. Ахматовой чувствуется страх: страх за Родину, за судьбу России, за себя и своих близких. Это произведение — на редкость бескорыстная молитва, в которой Родина больше чем сын, больше, чем друг, даже больше, чем чары: «таинственный песенный дар». Такой же страх за жизнь мы видим в «Молитве» О. Мандельштама: «Помоги, господь, эту ночь прожить, / Я за жизнь боюсь: за свою рабу… / В Петербурге жить — словно спать в гробу»

Стихотворная молитва есть даже у революционной Ольги Берггольц, что свидетельствует о том, что поэтесса жила с верой в душе, однако ее представление о Боге отнюдь не христианское, скорее языческое: «Да будут слезы эти как молитва. / А на врагов — расплавленным свинцом / пусть падут они в минуты битвы / за всех, за всех, задушенных кольцом» [13].

В христианской лирике Николай Степанович Гумилева — русского поэта и критика Серебряного века, основателя акмеизма — есть стихи, заставляющие задуматься о Боге, о вечности, о своем ближнем: «Мечты Господни многооки, / Рука Дающего щедра, / И есть еще, как он, пророки — / Святые рыцари добра». [13].

Молитвенная проблематика в творчестве Ф.И. Тютчева связана с осознанием поэтом духовной катастрофы мира. Молитва у поэта признается единственным средством, способным очистить человека, приобщить к мировой гармонии. Ф.И. Тютчев подчеркивает, что атеизм современного мира порождают грандиозную проблему — именно вера и ее проявление в молитве противостоит антихристанским революционным тенденциям. В стихах поэта мы слышим призыв к молитве, искренняя вера, стремление жить по закону Божьему, любовь к Православию и Родине.

Контуры жанра молитвы намечаются уже в юношеских стихотворениях И.А. Бунина «Под орган душа тоскует…» (1889), «В костеле» (1889), «Троица» (1893) и др. Молитвенное обращение ко Христу первоначально сопрягается здесь с эстетическим переживанием таинственно-величавого храмового пространства, овеянного «куреньем мглы» и увенчанного скорбным «Христа распятьем», а также звучания органной музыки, в которой «мука о земном» преображается «песнью небесных сил».

При изучении стихотворных молитв следует исходить из того, что творчество подобного рода — это явление религиозно-эстетического порядка, стремящееся приблизиться к постижению истины посредством выразительных средств языка. Приобщение к религиозной культуре — это путь прежде всего путь филологии, способ возвращения к мировой культуре, ее традиции.

Молитвой является словесный жанр, обращение человека к высшим силам, в существование которых он верит. В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр. С одной стороны, молитва как жанр не предполагает вербально выраженной реплики-реакции, которая, согласно традиционному пониманию диалога, составляет диалогическое единство с репликой-стимулом. С другой стороны, для каждого верующего человека молитва — это разговор с Богом: «обращение же наше к Богу есть молитва. Значит, молитва есть беседа или разговор наш с Богом». [9, с.31].

Говорящий произносит молитву в надежде на ответ, который выражен не вербально. Кроме того, читая молитву, человек анализирует и свои поступки, помыслы, чувства. Диалогичность молитвы отмечают многие исследователи, например, Л. В. Балашова, М. Войтак и священнослужители, например, по словам Игумена Филарета, «молитва есть беседа человека с Богом. Кто помнит, знает, любит Бога, тот непременно будет обращаться к Нему, а это обращение и есть молитва». Молитва как жанр по своей природе очень близка к жанру лирики. Под лирикой понимается «поэзия, объектом которой являются личные или коллективные переживания человека в форме непосредственно выражаемых чувств» [10, т.6]; «лирическая поэзия… изображает внутренний мир души, ее чувства, ее понятия, ее радости и страдания.

Такая композиция нередко повторяется и в поэтической молитве, однако лирический текст может не содержать всех элементов церковной молитвы.

Многообразие жанров лирических текстов обусловило необходимость их изучения. Большого внимания заслуживают жанры, которые возникают в процессе развития и ведения диалогического единства. К таким жанрам относятся проповедь, молитва, объяснение, спор и т.д.

Молитва – это обращение к Богу. Молитва – «жанр конфессионального общения, словесное обращение человека к высшим силам, в существование которых он верит» [Культура русской речи 2003: 332]. Иначе определяет молитву Св. Праведный отец Иоанн Кронштадтский: «молитва – это постоянное чувство своей духовной нищеты и немощи, созерцание в себе, в людях и природе дел премудрости, благости и всемогущества силы Божией, молитва – постоянное благодарственное настроение» [Св. Прав. Иоанн Кронштадтский 2008: 7].

В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр. С одной стороны, молитва как жанр не предполагает вербально выраженной реплики-реакции, которая, согласно традиционному пониманию диалога, составляет диалогическое единство с репликой-стимулом. «Диалог как языковая категория есть обмен такими высказываниями, которые естественно порождаются одно другим в процессе разговора. Эта взаимозависимость не смысловая, но языковая: интонационная (всегда) и – в определенных случаях – собственно формальная» [Шведова 1965: 281]. С другой стороны, для каждого верующего человека молитва – это разговор с Богом: «обращенiе же наше къ Богу есть молитва. Значитъ, молитва есть бесhда или разговоръ наш съ Богом» [Закон Божiй 2003: 31].

Говорящий произносит молитву в надежде на ответ, который выражен не вербально. Кроме того, читая молитву, человек анализирует и свои поступки, помыслы, чувства. Диалогичность молитвы отмечают многие исследователи [Л.В. Балашова, М. Войтак] и священнослужители: «молитва есть беседа человека с Богом. Кто помнит, знает, любит Бога, тот непременно будет обращаться к Нему, а это обращение и есть молитва» [Игумен Филарет 1990: 116].

В жизни верующего человека молитва занимает ведущее место. Евангелие повествует о том, что Сам Господь учил своих учеников молиться: «Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое…» [Мф. Гл. 6: 9].

По мнению М.М. Бахтина, «каждый речевой жанр в каждой области речевого общения имеет свою, определяющую его как жанр типическую концепцию адресата» [Бахтин 1979: 278]. «Фактор адресата» [Арутюнова 1981] определяет жанровую направленность. «Адресат речевого общения – это субъект, который направляет речевое произведение, тот, кто провоцирует общение (речевое или текстовое). С одной стороны, он составляет оппозицию адресанту речи, а с другой – противопоставлен остальным субъектам коммуникации: постороннему слушающему, третьим лицам, не участвующим в коммуникации, но упоминающимся в ходе нее» [Бударагина 2006: 5-6]. Адресат «диалогических» жанров различен: это может быть человек (реальный или воображаемый), группа людей, наконец, высшая духовная сила, Бог.

Читайте так же:  Чтобы мужчины любили молитва

Адресат задает тональность общения: обращения в молитве имеют сакральный характер. К Богу человек обращается с просьбой, благодарностью, внутренним вопросом. Принято разделять молитвы на несколько типов: хвалебные и благодарственные, просительные, покаянные. При молитве «нужно всецhло положиться на Его святую волю и терпhливо ждать, потому что только один Господь знаетъ, что и когда намъ дать – что нам полезно и что вредно.

Плохо дhлают тh, кто лhниво молятся Богу: они удаляются отъ Бога, и Богъ от нихъ» [Закон Божiй 2003: 31]. Тем не менее отказ от собственных действий для православного человека не приемлем. Как отмечает священник Алексей Тимаков, «молитва – это великая вещь. Несмотря на то, что Бог всегда рядом с нами, сами мы далеко не всегда ощущаем Его присутствие. А в молитве чувство близости Бога приходит, и это важно. Но молитва – не повод для личного бездействия. Если ты просишь о чем-то, не следует сидеть сложа руки. Пытайся действовать сам и жди, что Господь поможет тебе» [Тимаков 2007: 15]. Эта особенность молитвы – положиться на Волю Божию (ср. стих Псалтиря «Возверзи на Господа печаль твою» [Пс. 54, 23], — лежит в основе и жанра молитвы в лирическом тексте.

Молитва как жанр по своей природе очень близка к жанру лирики. Под лирикой понимается «поэзия, объектом которой являются личные или коллективные переживания человека в форме непосредственно выражаемых чувств» [Лит. энцикл. Т.6]; «лирическая поэзия изображает внутренний мир души, ее чувства, ее понятия, ее радости и страдания. Это личная мысль, которая заключается в том, что она имеет в себе наиболее интимного и реального, выраженного поэтом, как его собственное настроение; это живая и вдохновенная продукция его духа» [Там же]. Лирический текст имеет свои законы, которым подчиняется каждый входящий в него элемент.

«Поэтическая молитва – это художественное высказывание, направленное к Богу, реализующее определенную жанровую схему, основанную на диалогической форме текста, его аппелятивном характере, а также на вводимых в язык элементах, возвышенных и освящающих, которые могут быть связаны (хотя необязательно) с демонстрацией религиозности поэта, отражением его творческой деятельности и его сознания, обращенного непосредственно к Абсолюту» [Войтак 2000: 47]. По мнению М.С. Руденко, «поэтическая молитва является особым способом выражения в форме искусства религиозных чувств; обращение к данному жанру позволяет художнику раскрыть глубинные пласты своего творческого и человеческого «я», высказать то, что обычно относится к области несказанного» [Руденко 1996: 11].

В молитве индивидуализируется внутренняя боль или радость лирического персонажа. Поэтическая молитва наряду со многими чертами, роднящими молитву с лирикой, отличается от молитвы церковной. Речь идет не о переложении псалмов или молитв, как, например переложение Сумароковым и Кюхельбекером молитвы «Отче наш», а о стилизации духовной молитвы в лирике. Начиная с XVIII века, большое распространение получают т.н. «подражания» молитвам. Церковная молитва имеет определенную структурную композицию: «личное обращение, изложение предмета и оснований (просьбы, благодарности или прославления» [Культура русской речи 2003: 333]. Такая композиция нередко повторяется и в поэтической молитве, однако лирический текст может не содержать всех элементов церковной молитвы.

Мы обратимся к творчеству двух авторов, лирика которых связана с молитвенным жанром, – М.Ю. Лермонтова и А.А. Ахматовой. Религиозное восприятие мира так или иначе лежит в основе их мировоззрения.

Рассмотренные молитвы строятся в соответствии с правилами церковной молитвы: представлено лицо, от которого следует молитвенное прошение, небесная сила, к которой направлена молитва, интенция. По такой же композиции строится стихотворение «Благодарность». По жанру этот текст принадлежит к числу благодарственных молитв: стихотворение начинается обращением к Богу, избегая номинации Бог, после чего перечисляются явления, за которые лирический герой благодарен. Однако этот жанр – жанр благодарственной молитвы – получает ироническое завершение: Устрой лишь так, чтобы тебя отныне/ Недолго я еще благодарил. В первой публикации местоимение «тебя» было написано со строчной буквы. «Есть основание предполагать, что стихотворение полемически соотносится с напечатанным в 1839 г. в «Отечественных записках» стихотворением В.И. Красова «Молитва» («Благодарю, творец, за все благодарю…») [Чистова 1988: 688]. Ироническое завершение невозможно в церковной молитве. Лирический герой же, осознавая свои страдания, понимая, что все испытания посланы Богом, не желает смириться с Божией волей.

В отношении точности соблюдения молитвенных канонов более близка к церковной молитве поэтическая молитва А.А. Ахматовой. Известно, что Ахматова была верующим человеком, о чем не раз заявляла сама. В ее доме было много икон, «комната без иконы производила на Ахматову странное и даже неприятное впечатление, — без окна в небо» [Лепахин 2005: 773]. Перед иконой и принято произносить молитву. В христианстве «отмечается значение молитвы как центра, вместилища всей духовной жизни христианина, самой духовной жизни в ее движении» [Культура русской речи 2003: 333]. Для молитвенного жанра очень важна диалогичность. Именно диалогичность молитвы отражена в лирике А. Ахматовой. Такие молитвы можно подразделить на несколько типов: 1. молитвы просительные, 2. молитвы благодарственные [В.А. Мишланов, О.А. Прохватилова и др.], 3. молитвы-воздыхания. Последний тип граничит с междометийным восклицанием «О, Господи!» и является специфической чертой идиостиля Ахматовой.

Как отмечает В. Лепахин, «Ахматова чувствовала постоянную личную таинственную связь с Богом, Богородицей, с Их иконами, с некоторыми монастырями и храмами…» [Лепахин 2005: 775]. Православный человек должен непрестанно молиться. Как наставляет Игумен Никон (Воробьев), «старайся всегда, гуляешь ли или работаешь один или среди людей, хоть изредка, мысленно от всего сердца вздохнуть несколько раз Господу. Хоть один раз в час. Даже если что-либо не так делаешь, даже грешишь, надо еще усиленнее просить помощи и прощения у Господа» [Игумен Никон: www.eparhia-saratov.ru].

Обратимся к первому типу. А. Ахматова, как православный человек, считает молитву дыханием души, доказательством «разумной личности, богообразности, будущего обожения и блаженства» [Св. Прав. Иоанн Кронштадтский 2008: 3]. Просительная молитва – это «крик» души, глас вопиющего в пустыне» бездушия и равнодушия: Господи! Ты видишь, я устала/ Воскресать, и умирать, и жить./ Все возьми, но этой розы алой/ Дай мне свежесть снова ощутить. Лирическая героиня молится о том, чтобы Господь послал ей сил снова воспринимать действительность эстетически. В данном контексте представлено обращение к Богу (Господи!), субъект, от лица которого дается молитва (я), просьба. Таким образом, просительная молитва в лирике А. Ахматовой строится по канонам литургической просительной молитвы.

Читайте так же:  Молитва когда бросил муж

Иная молитва представлена в стихотворении «Дал Ты мне молодость трудную»: Дал Ты мне молодость трудную./ Столько печали в пути./ Как же мне душу скудную/ Богатой Тебе принести?/ Долгую песню, льстивая,/ О славе поет судьба./ Господи! Я нерадивая,/ Твоя скупая раба (Ахматова 1990: 1, 62). Лирическая героиня чувствует ответственность перед Богом за свою жизнь, ей присуще осознание греховности. Используется номинация человека, характерная для литургической молитвы: «нерадивая», «скупая» (ср. «недостойный», «грешный» раб божий). Кроме того, написание местоимения «Ты» с заглавной буквы свидетельствует о восприятии Бога как Абсолюта, который посылает человеку и радость, и горе. С одной стороны, лирическая героиня Ахматовой покорна Господней воле, с другой – осознает свою вину за «душу скудную».

Второй тип – благодарственная молитва – призвана возносить Богу благодарение. Молитва благодарения – это такое расположение нашего духа, при котором мы считаем Бога источником всякого истинного нашего блага и в полноте чувств повергаемся пред Ним в знак своей сыновней признательности. В лирике А. Ахматовой благодарение Богу не выражено прямо, скорее оно зашифровано. Восприятие всех событий как идущих от Бога, как выражающих Божию волю – форма благодарения.

Последнюю группу составляют молитвы-воздыхания, которые граничат с междометийным восклицанием. В поэзии Ахматовой обращения к Богу редко используются в качестве междометий: лирическая героиня, как верующий человек, старается не употреблять имя Божие всуе. Тем не менее, такие восклицания присутствуют. Они свидетельствуют о разговорности лирического стихотворения А. Ахматовой. Разговорный характер поэзии Ахматовой отмечали многие исследователи, который выражен посредством использования различных разговорных средств, в том числе и междометийного употребления Имени Божьего. Одним из основополагающих принципов поэзии А.А. Ахматовой по мнению Б.М. Эйхенбаума является диалогизм, «особая свобода речи». «Становится ощутимым самое движение речи – речь как произнесение, как обращенный к кому-то разговор, богатый мимическими и интонационными оттенками» [Эйхенбаум 1923: 31].

Междометийное употребление Имени Божьего активно представлено в реплике лирической героини: Встрепенулась и сложила руки,/ Зашептав: «О Боже, где же ты?». Развернутая кинетическая ремарка [Дотмурзиева: http // www.pn.pglu.ru] и глагол введения реплики (зашептать) подготавливают эмоциональное настроение высказывания лирической героини.

В другом случае употребление Имени Божьего как междометия также служит для передачи и усиления эмоциональности высказывания лирической героини: Я говорю: « О Боже, нет, нет, я совсем не верю,/ Что будет такая встреча в эфире двух голосов». Реплика вводится глаголом речевого действия (говорить), который по своей семантике не обладает эмоциональностью. Повтор слова «нет», восклицание «О Боже» придают реплике героини высокую степень эмоциональности.

Молитвенный жанр в структуре лирического стихотворения А. Ахматовой выступает как «проводник» в иной мир, в мир христианского бытия, который вводит стихотворение во вневременной контекст. В молитве лирическая героиня наиболее полно выражает свои переживания, соотносит свою волю с Божией волей.

Не обвиняй меня, Всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С её страстями я люблю;
За то, что редко в душу входит
Живых речей твоих струя,
За то, что в заблужденье бродит
Мой ум далёко от тебя;
За то, что лава вдохновенья
Клокочет на груди моей…

Вот он, голос проснувшейся совести, мольба о прощении. И далее тот самый призыв к Господу: отними соблазн во имя спасения:

Но угаси сей чудный пламень,
Всесожигающий костёр,
Преобрати мне сердце в камень,
Останови голодный взор;
От страшной жажды песнопенья
Пускай, Творец, освобожусь,
Тогда на тесный путь спасенья
К тебе я снова обращусь.

Что вызывает пробуждение поэта от чары? Чаще всего страх. Страх разного рода: за судьбу страны, за себя, за любимого человека, страх перед смертью, а ещё чаще – перед жизнью. Молитва Ахматовой вызвана страхом за Россию:

Дай мне горькие годы недуга,
Задыханье, бессонницу, жар,
Отыми и ребёнка, и друга,
И таинственный песенный дар –
Так молюсь за твоей литургией
После стольких томительных дней,
Чтобы туча над тёмной Россией
Стала облаком в славе лучей.

На редкость бескорыстная молитва, в которой Родина больше чем сын, больше, чем друг, даже больше чем чара («таинственный песенный дар»). Вообще удивительно, что именно у Ахматовой (с её-то «сероглазыми королями») в годы войн и репрессий появляется такая изумительная гражданская поэзия, на смену любовной лирике приходят «Реквием» и «Мужество». И эта молитва – молитва гражданина.
Бывает страх за жизнь, да такой великий страх, что от трёх строчек веет могильным холодом. Это «Молитва» Мандельштама:

Помоги, господь, эту ночь прожить,
Я за жизнь боюсь: за свою рабу…
В Петербурге жить – словно спать в гробу.

Спаситель, Спаситель!
Чиста моя вера,
Как пламя молитвы.

Но если вера чиста, откуда берутся следующие строки, откуда это сомнение и протест?

Но Боже, и вере
Могила темна!
Что слух мой заменит?
Потухшие очи?
Глубокое чувство
Остывшего сердца.

Это отчаянное сомнение не снимается даже последующим извинением перед Господом. После такого бурного протеста звучит оно как-то неубедительно:

Прости ж мне, Спаситель,
Слезу моей грешной
Вечерней молитвы.

Поэт осознаёт всю грешность такой молитвы (парадокс: молитва – и грешна, поистине, такое может быть только у поэта!), но, осознавая, всё равно протестует. И уж совсем кощунственны строки «Молитвы» Евтушенко:

«Боже! – кричу я всей болью глубинной,
— Что мне бессмертья сомнительный рай.

Верить в Бога и подвергать сомнению бессмертие души… Такова вера поэта.
Но есть одно качество, роднящее молитву верующего и молитву поэта. Это беспредельная искренность, искренность на уровне откровения. Именно благодаря этому качеству любая молитва (и религиозная, и поэтическая) обладает огромнейшей силой воздействия. Именно это качество делает молитвы больших поэтов шедеврами и придаёт молитвам поэтов меньшего дарования большую выразительную силу.

Читайте так же:  Стимул веры молитва

В этой работе я не претендовала на глубокое, серьёзное изучение жанра поэтической молитвы. Я лишь высказала некоторые свои наблюдения, касающиеся заинтересовавшей меня темы. Но я надеюсь, что наблюдения эти всё же дают какое-то представление о специфике этого самобытного жанра, особенности которого – результат особенностей личности самого поэта, его творческой индивидуальности, его особенной веры, особенного ощущения Бога.

Молитвой является словесный жанр, обращение человека к высшим силам, в существование которых он верит. В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр. С одной стороны, молитва как жанр не предполагает вербально выраженной реплики-реакции, которая, согласно традиционному пониманию диалога, составляет диалогическое единство с репликой-стимулом. С другой стороны, для каждого верующего человека молитва — это разговор с Богом: «обращение же наше к Богу есть молитва. Значит, молитва есть беседа или разговор наш с Богом». [9, с.31].

Говорящий произносит молитву в надежде на ответ, который выражен не вербально. Кроме того, читая молитву, человек анализирует и свои поступки, помыслы, чувства. Диалогичность молитвы отмечают многие исследователи, например, Л. В. Балашова, М. Войтак и священнослужители, например, по словам Игумена Филарета, «молитва есть беседа человека с Богом. Кто помнит, знает, любит Бога, тот непременно будет обращаться к Нему, а это обращение и есть молитва». Молитва как жанр по своей природе очень близка к жанру лирики. Под лирикой понимается «поэзия, объектом которой являются личные или коллективные переживания человека в форме непосредственно выражаемых чувств» [10, т.6]; «лирическая поэзия… изображает внутренний мир души, ее чувства, ее понятия, ее радости и страдания.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Такая композиция нередко повторяется и в поэтической молитве, однако лирический текст может не содержать всех элементов церковной молитвы.

Жанр молитвы многообразен, и поэтому появилась необходимость их изучения. Большого внимания заслуживают жанры, которые возникают в процессе развития и ведения диалогического единства. К ним относятся проповедь, молитва, объяснение, спор и т. д. Молитва – это обращение к Богу.

Молитва – «жанр конфессионального общения, словесное обращение человека к высшим силам, в существование которых он верит» [Там же, с.332]. В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр.

С одной стороны, молитва как жанр не предполагает вербально выраженной реплики-реакции, которая, согласно традиционному пониманию диалога, составляет диалогическое единство с репликой-стимулом. С другой стороны, для каждого верующего человека молитва – это разговор с Богом: «обращение же наше к Богу есть молитва. Значит, молитва есть беседа или разговор наш с Богом». [6, с.31].

Говорящий произносит молитву в надежде на ответ, который выражен не вербально. Кроме того, читая молитву, человек анализирует и свои поступки, помыслы, чувства.

Диалогичность молитвы отмечают многие исследователи, например, Л. В. Балашова, М. Войтак и священнослужители, например, по словам Игумена Филарета, «молитва есть беседа человека с Богом.

Кто помнит, знает, любит Бога, тот непременно будет обращаться к Нему, а это обращение и есть молитва». Молитва как жанр по своей природе очень близка к жанру лирики. Под лирикой понимается «поэзия, объектом которой являются личные или коллективные переживания человека в форме непосредственно выражаемых чувств» [8,Т.6]; «лирическая поэзия… изображает внутренний мир души, ее чувства, ее понятия, ее радости и страдания.

Это личная мысль, которая заключается в том, что она имеет в себе наиболее интимного и реального, выраженного поэтом, как его собственное настроение; это живая и вдохновенная продукция его духа» [Там же]. Лирический текст имеет свои законы, которым подчиняется каждый входящий в него элемент.

«Поэтическая молитва – это художественное высказывание, направленное к Богу, реализующее определенную жанровую схему, основанную на диалогической форме текста, … на вводимых в язык элементах, возвышенных и освящающих, которые могут быть связаны (хотя необязательно) с демонстрацией религиозности поэта, отражением его творческой деятельности и его сознания, обращенного непосредственно к Абсолюту».

Руденко, «поэтическая молитва является особым способом выражения в форме искусства религиозных чувств; обращение к данному жанру позволяет художнику раскрыть глубинные пласты своего творческого и человеческого «я», высказать то, что обычно относится к области несказанного». [13, с.11]. В молитве индивидуализируется внутренняя боль или радость лирического персонажа. Поэтическая молитва наряду со многими чертами, роднящими молитву с лирикой, отличается от молитвы церковной. Речь идет не о переложении псалмов или молитв, как, например переложение Сумароковым и Кюхельбекером молитвы «Отче наш», а о стилизации духовной молитвы в лирике. Начиная с XVIII века, большое распространение получают т. н.

«подражания» молитвам. Церковная молитва имеет определенную структурную композицию: «личное обращение, изложение предмета и оснований (просьбы, благодарности или прославления» [7, с.333]. Такая композиция нередко повторяется и в поэтической молитве, однако лирический текст может не содержать всех элементов церковной молитвы. Мы обратимся к творчеству двух моих любимых авторов, лирика которых связана с молитвенным жанром, – М. Ю. Лермонтова (19в.

(Это проникновенное обращение к Богу верующего человека, это веками освященная традиция христианства. )

(Молитвы, которые читают верующие люди в церкви и дома, создавали в древности христианские подвижники, признанные потом святыми людьми, отцами церкви. )

— Это так, но каждый верующий человек может обратиться с молитвой к Богу, найдя в своем сердце, в своей душе нужные слова — но такие слова не произносятся перед другими людьми, а тем более не появляются в печати. Однако в литературе все же есть примеры того, как молитва становится определением особого жанра стихотворения, сохраняющего основные черты православной молитвы. Известны ли вам такие примеры?

(Например, стихотворение А. С. Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны… » и др. )

— В чем же художественное своеобразие поэтической молитвы и чем она отличается от молитвы канонической?
Истоки поэтической молитвы следует искать в молитве канонической.

Изначально коммуникативная функция канонической молитвы – обращение к Богу с целью восхваления, с той или иной просьбой или с благодарностью.

Мишланов В. А. в своей статье «Молитва как речевой жанр» утверждает: «Отречение реальной обратной связи сближает молитву с любым поэтическим произведением. Собственно говоря, молитва и есть одно из древнейших поэтических творений, более того, лирическая поэзия опирается на молитву как на один из основных её прототипов» . [4]

Читайте так же:  Что за молитва шапка невидимка

В зависимости от того, какая из частей (восхваление или покаяние) доминирует, можно говорить о двух отдельных типах молитвы: молитве-хвалении и молитве-покаянии.

Молитва – хваление включает лишь обращения к Богу и возвеличивающие эпитеты.

Молитва – покаяние содержит, помимо стандартных обобщённых фраз о «безнравственности, неправедности, греховности» творящего молитву, страстные просьбы о прощении, милости.

Для настоящей молитвы характерным признаком является некое состояние мольбы, которое можно определить как глубокое почитание Бога, даже богобоязненность.

И в этом принципиальное отличие молитвы как таковой от поэзии, выдержанной в жанре молитвы. Поэт как будто отгораживается от фанатичного чувства богобоязненности, иначе он не смог бы свободно пользоваться всеми теми средствами художественной выразительности, которые недопустимы в канонической молитве.

Очень часто бывает сложно отнести то или иное поэтическое произведение к жанру молитвы. Оно как будто замаскировано, тайный смысл его скрыт от глаз, так что угадать жанр молитвы в обычном поэтическом произведении можно в основном только благодаря общему молитвенному настрою: поэт испытывает примерно те же чувства, что и творящий каноническую молитву.

направление 0203 – филология

специальность 6.020303 – филология («русский язык и литература»)

Курсовая работа студентки

1.1. Молитва как объект изучения теологии……………………………..

1.2. Молитва как объект изучения культурологии..……………………

1.3. Молитва как объект изучения теолингвистики……………

1.4. Жанрово-стилистические особенности молитвы. Виды молитв……..

2.1. Структура и композиция молитвы……………………………………..

2.2. Фонетические особенности молитвы ………………………………….

2.3. Семантические особенности молитвы…………………………………

2.4. Лексические особенности молитвы…………………………………..

2.5. Синтаксические особенности молитвы……………………………….

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………….

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………….

До недавнего времени в силу разных причин религиозный язык, понимаемый как совокупность жанровых разновидностей, функционирующих в сфере религии, оставалась за рамками лингвистического изучения. «Современная наука опирается на понятие жанра как один из наиболее эффективных объясняющих механизмов при рассмотрении ситуаций использования языка, механизмов порождения и интерпретации речи, что позволяет рассматривать жанр как типологическое явление, исторически устойчивое, свойственное произведениям разных эпох и направлений.

Жанр определяется совокупностью структурно-композиционных средств, особенностями языка и стиля. Так, для религиозных текстов характерна более высокая, чем в бытовой речи, формально-смысловая организованность, искусность. »[Прохватилова О.А. 1997. С.43]

Актуальность выбранной темы определяется следующим причинами:

религиозный язык является одним из древнейших и важнейших типов общения, вместе с тем в науке о языке его признаки были изучены мало;

изучение религиозного языка осуществляется в теологии, философии, психологии, социологии и теолингвистике. Поэтому синтез различных аспектов описания религиозного языка в лингвистическом исследовании позволяет расширить потенциал лингвистической теории за счет привлечения достижений, полученных в смежных областях знания;

молитва — как жанр религиозного языка сложилась на протяжении длительного исторического периода, и поэтому ее описание позволяет понять не только природу данного языка, но и принципы жанрового устройства общения в целом;

определяется повышенным интересом лингвистов к молитвам как жанру религиозного языка и к языковым особенностям церковнославянского языка, как основному языку православных молитв;

изучение языковых характеристик религиозного языка дает возможность раскрыть специфику языковых и речевых средств, используемых в институциональном общении;

в основу выполненной работы положена следующая гипотеза: религиозный язык представляет собой сложный коммуникативно-культурный феномен, основу которого составляет система определенных ценностей, которая реализуется в виде определенных жанров и выражается посредством определенных языковых и речевых средств.

Целью данной работы является характеристика молитвы как жанра религиозного языка. Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

попытаться понять, что такое религиозный язык;

отметить отличительные особенности религиозного языка;

выделить основные жанры религиозного языка;

дать определение молитвы как жанра религиозного языка;

выделить основные виды молитв;

определить жанрово-стилистические особенности молитв.

Объектом исследования является православные молитвы, которые понимаются как общение, основная интенция которого — поддержание веры или приобщение человека к вере. В качестве предмета изучения рассматриваются жанры и языковые характеристики религиозного языка.

Материалом исследования являются основные православные молитвы, такие как «Отче Наш», «Молитва Ангелу Хранителю», «Молитва предначинательная», «Песнь Богородицы».

Научная новизна работы состоит в определении конститутивных признаков молитвы, в выделении и объяснении её основных функций, в характеристике её жанров, в описании коммуникативных особенностей молитвы как жанра религиозного языка.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что данная работа вносит вклад в развитие теории языка, характеризуя один из его вариантов – религиозный язык, с позиций теолингвистики, аксиологической лингвистики, теории речевых жанров.

Выполненное исследование основано на положениях, доказанных в работах К. Бюлера, М. Бахтина, А. К. Гадомского, В. И. Гараджа , Н. К. Грунского, Е. Зигабена, В. И. Карасика ,К. А. Кузьмина , Н. В. Матусевича , Н. Б. Мечковской , М. А. Селищева, Г. А. Хабургаева, Р. О.Якобсона и других исследователей.

Методы исселедования — описательный и сопоставительный. Они заключаются в следующем: описательный метод – наблюдение, обобщение, интерпретация и классификация материала; сопоставительный метод – это исследование описание одного языка через системное сравнение с другим языком с целью прояснения его специфичности; а также – наблюдение, контекстологический метод, стилистический анализ, метод компонентного анализа.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, приложения с образцами молитв.

В первой главе работы – «Молитва и аспекты в её изучении» — рассмотрено содержательное и знаковое пространство религиозного языка, описаны участники общения, также молитва была рассмотрена с точки зрения религии, культуры и лингвистики.

Во второй главе — «Особенности молитвы. Анализ молитвы»- была рассмотрена структура молитвы, был проведён подробный фонетический, лексико-синтаксический анализ основных православных молитв.

В заключении отражены полученные выводы.

Список литературы включает в себя … источник.

Приложение включает в себя некоторые православные молитвы.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Практическая ценность работы заключается в том, что полученные результаты могут найти применение в вузовских лекционных курсах по языкознанию, истории русского языка, межкультурной коммуникации, лингвистике текста, теории дискурса, социолингвистике и психолингвистике, при проведении спецкурсов и спецсеминаров и написании работ различного типа.

Молитва это в литературе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here