Нищий Богатым питается а Богатый молитвой нищего спасается

Подробное и точное описание: Нищий Богатым питается а Богатый молитвой нищего спасается - святые тексты собранные из всех уголков мира на одном сайте.

— ознакомить обучающихся с понятиями благотворительность, меценатство

— воспитание в них человечности, милосердия, желания прийти на помощь

— Что такое благотворительность ? БЛАГО+ТВОРИТЬ. Творить БЛАГО (добро)- нести добро людям во благо их.

Благотворительность-вид деятельности, изначально определяемый как добровольный. М.быть направлена на оказание помощикак нуждающимся, так и на поощрение и развитие каких-либо общественно значимых форм деятельности (защита окр. среды, охрана памятников культуры)

Задание: у слова благотворительность есть синонимы. Необходимо к ним подобрать антонимы:

-Чтобы заниматься благотворительностью, необходимо быть богатым . Каким может быть богатство?

Задание- распределить таблички со словами : яхта, дом, честность, чуткость, доброта, автомобиль, деньги. Ответ: Богатство м.быть материальным и духовным (стрелочками на доске)

-Что значит быть духовно богатым? (сосредотачиваться не только на своих интересах, но и обращать внимание на потребности окружающих тебя людей, стремиться помочь им, быть милосердным).

С давних времен на Руси соблюдали «закон десятины». Наши предки знали-десятую часть своего дохода надо отдать нуждающимся. Если ничего не даешь, то ничего не получаешь взамен.

«В рай входят святой милостыней, -говорили в старину.- Нищий богатым питается, а богатый молитвой нищего спасается». При монастырях и церквях появлялись бесплатные приюты, больницы для нищих. Накануне больших праздников русские цари рано утром делали тайные выходы и из собственных рук раздавали милостыню. Помогать материально- это самый простой вид помощи. Человек просто расстается с некоторой, не очень значительной для него суммой денег, и всё. Очень важно отдавать деньги, любовь, заботу, внимание легко, не жалея о подарке. –Как вы думаете, почему? ( Б. обогащает нашу душу тысячекратно).

Задание: подобрать слова с корнем «благ» (на доске в столбик записаны корни, ученики по одному выходят и дописывают слова: благородный, благоразумие, благополучие, благодеяние, благодарение, благодать).

Благотворительностью часто занимались и занимаются МЕЦЕНАТЫ-богатые покровители наук и искусств, материально их поддерживающие.

Сообщения обучающихся: «Известные благотворители и меценаты прошлого».

Задание: закончить пословицы. Команды получают набор карточек с окончанием пословиц и поговорок. Учитель называет начало пословицы, а команды показывают окончание.

— Не хвались серебром,/ а хвались добром

-На свете не без/добрых людей

— Жизнь дана /на добрые дела

-С миру по нитке/бедному рубашка

-Не устоять худу/против добра

Злой плачет от зависти, /а добрый от радости

-Только на добрых делах /мир держится

-Скажите, нужны ли современному человеку доброжелательность, сочувствие, сопереживание ? Ответ обосновать.

Правильно, чем больше ты делаешь для людей добра, тем легче тебе живется — ведь люди отвечают обычно тем же. Помните: «Следовать добру-взбираться на гору, следовать злу- скользить в пропасть »!

А что такое « доброта»? Толковый словарь С.И.Ожегова объясняет это понятие так: « Доброта – это отзывчивость, душевное расположение к людям, стремление сделать добро другим».

Нами было проведено анкетирование учащихся 9-11классов. На вопрос « Какими вы видите себя в будущем?» были получены ответы: Красивыми, счастливыми, сильными, богатыми, знаменитыми, здоровыми.

На вопрос « Какими хотите видеть окружающих ?» было отвечено: приветливыми, заботливыми, добрыми, искренними, честными, справедливыми, веселыми.

Выходит, все хотят добра только для себя? А в жизни есть правило- хочешь добра- добро и делай.

— Делают ли люди добро в наше время? Да, конечно.В наше время существуют благотворительные фонды для поддержки научных проектов, помощи детским домам, больницам и т.д.

Сообщение «Современные спонсоры и благотворители», «… в нашей местности»

— Задание: подумать и сказать ( записать в солнце с лучиками на доске) , кому и какую помощь вы могли бы оказать.

-помощь пожилым, сиротам, инвалидам

-помощь бездомным животным, птицам

-сбор одежды для пострадавших от стихийных бедствий и т.д.

Я хочу привести слова Н. Заболоцкого:

В жизни можно по-разному жить:

Вовремя есть, вовремя пить,

А можно раз на рассвете встать

Голой рукой солнце достать

Задание: вам вписать в капельки, изображенные на доске, ценности, с которыми вы пойдете по жизни: хорошее настроение, любовь к людям, милосердие, сострадание, отзывчивость, доброжелательность. Если мы ежедневно будем совершать добро даже капельками, то озеро нашей жизни наполнится… чем? СЧАСТЬЕМ!

Желаю вам быть счастливыми!

Источник: VI Международный конкурс «Уроки благотворительности»: материалы методических разработок уроков благотворительности.- Самара: Артель, 2012

Читайте материалы по реформе РАН.

«А раздавати разумно и имянно, чтобъ нищие знали по комъ раздаютъ и за кого имъ молитвою Бога молить”.

Один из основателей Киево-Печерской Лавры — ПРЕПОДОБНЫЙ Феодосий Печерский, построил около монастыря богадельню, в котором нищие и больные получали пищу и приют. Он носил ветхое рубище, которое, по словам составителя его жития Нестора Летописца, «сияло на нём как честная багряница царская»

«В рай входят святой милостыней, нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается » .

Петр Первый сформировал систему светских благотворительных заведений — гошпиталей, содержавшихся на частные пожертвования. Указ Петра I от 4 ноября 1714 “Об устройстве при церквях гошпиталей для незаконнорожденных детей” гласил:

“Для зазорных младенцев, которых жены и девки рожают беззаконно, при церквях, где пристойно, сделать гошпитали, а в Москве мазанки, а в других городах деревянныя, и для сохранения изобрать искусных жен, и давать им из неокладных прибыльных доходов на год денег по 3 рубля, хлеба по полуосьмине на месяц, а младенцам по 3 деньги на день”,

Во время царствования Екатерины были учреждены Воспитательные дома для подкидышей. Они должны были «быть государственным учреждением» и состоять «навеки под особливым монаршим покровительством».

Во время царствования императрицы Марии Федоровны, супруги Павла I, было организовано «Ведомство учреждений императрицы Марии» – система благотворительных учреждений в России. Мария Федоровна учредила Воспитательные Дома, например, рядом со своей резиденцией в Гатчине. В Гатчинском воспитательном доме воспитывалось 600 воспитанников.

К 1902 в состав Ведомства входило более 1000 заведений: Воспитательные Дома, около 200 детских приютов, 21 училище для слепых и 1 для глухонемых детей, 6 заведений для взрослых слепых, женские институты и гимназии, 2 коммерческих училища, Александровский лицей, 36 богаделен, 40 больниц .

В завещании Императрицы указывалось:

“Благодарю всех господ, которые находились под моим начальством как в Петербурге, так и в Москве за оказанные ими усердие и ревность… Я часто повторяла, что мы должны исполнять наши обязанности,соединяя все наши старания к сохранению детей, к возбуждению чувств материнских, к поданию помощи и вдове и сироте, облегчению страждущей нищеты, только тогда мы будем оказывать истинную любовь к ближнему…, только тогда мы постигнем истинный смысл правил, на коих сие заведение основано – Дом основан на благодеянии – тогда никакой труд не будет для нас обременителен”.

Читайте так же:  Молитва в новый год православная

В 1802 году, по инициативе Александра I была организована одна из крупнейших благотворительных организаций в России – “Императорское человеколюбивое общество” для того «Чтобы показать, как близки сердцу Моему несчастные жертвы ожесточенного рока, – писал Император, – беру под особливое и непосредственное покровительство Свое, как вновь учреждаемое в здешней столице благодетельное общество, так и все другие, которые без сомнения, по примеру оного, размножатся между народом…».

«Обыкновенное подаяние нищим, умножая только число оных, не успокоит старца, отягощенного летами, не возвратит здоровья юноше, увядающему на заре дней своих, не избавит от смерти ли порока младенца, долженствующего быть подпорою отечества. Нередко также наглый тунеядец похищает от руки благодетельной то, что назначено было отцу семейства, томящемуся на одре смерти и отчаяния. Из сего следует, что растроганным быть наружным и весьма обманчивым видом нищеты и убожества, не есть ещё благодеяние. Надлежит искать несчастных в самом жилище их – в сей обители плача и страдания. Ласковым обращением, спасительным советами, словом – всеми нравственными и физическими способами облегчить судьбу их; вот в чем состоит истинное благодеяние», Рескрипт от 1802 года.

В 1844 году по инициативе великой княгини Александры Николаевны и принцессы Терезии Ольденбургской в Петербурге была создана первая в России Община сестер милосердия.

В 1854г. великая княгиня Елена Павловна учредила в Санкт-Петербурге Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия. Главным врачом и руководителем общины был замечательный русский хирург Николай Иванович Пирогов.

День создания общины совпал с праздником Воздвижения Креста Господня, отчего община и получила название. Сестрой-настоятельницей до 1860 была Е. М. Бакунина.

14 января 1863 г. императором Александром II было утверждено “Положение о сестрах Крестовоздвиженской общины, назначаемых для ухода за больными в военных госпиталях”. 10 мая 1870 император утвердил штат и новый устав общины.

15 мая 1867 года государем императором Александром II был утвержден Устав Общества попечения о раненых и больных воинах.

В 1879 Общество получило название — Российское общество Красного Креста.

Год в истории благотворительности

— В Российской империи было зарегистрировано 11 040 благотворительных учреждений и 19 108 приходских попечительских советов.

— Пожертвование братьев Морозовых

– 300 000 рублей на постройку нового здания Московского художественного театра.

— 400 000 –– на строительство детской больницы, названной с тех пор Морозовской.

Пожертвование купца Солодовникова:

20 млн – большая часть наследства — была потрачена на устройство в Тверской, Архангельской, Вологодской и Вятской губерниях земских училищ, мужских и женских профессиональных школ, родильного отделения на 50 мест…

Видео (кликните для воспроизведения).

«Приди один человек в сумерки к ляпинскому ночлежному дому, когда 1000 человек раздетых и голодных ждут на морозе впуска в дом, и постарайся этот один человек помочь им, и у него сердце обольется кровью, и он с отчаянием и злобой на людей убежит оттуда; а придите на эту тысячу еще тысяча человек с желанием помочь, и дело окажется легким и радостным».

Лев Николаевич Толстой. Собрание сочинений в двадцати двух томах – Том 16. Избранные публицистические статьи.

«Калика перехожий – паломник, странник…во смирении, в убожестве и богоугодных делах», В.И.Даль.Чаще всего каликами были незрячие люди. Шли они, держась друг за друга. Впереди — мальчик поводырь, как правило, сирота.

Постучавшись в избу, калики начинали особый приговор: « Заступи, спаси и помилуй тя Мати Божия, коли пожалеешь ты нас, скудных, убогих людей, по земли ходящих, по воды бродящих, света Божия не видящих!».

Виктор Розанов. «Давайте познакомимся! Очерки о незрячих, их возможностях и вкладе в Историю от Древности до наших дней». ООО «ИПТК «Логосвос», Москва 2012.

3. Зачем нужно преодолевать зависть? Что помогает в борьбе с ней?

4. «Добросердечный человек». Какие синонимы вы можете подобрать?

— Чем милосердие отличается от дружбы

Одно из самых красивых слов на свете – слово милосердие. Оно говорит о сердце, которое милует, любит и жалеет.

Она бывает радостной. При встрече с любимым лицо озаряется улыбкой и счастьем.

Но бывает любовь с заплаканным лицом. Такой она бывает при встрече с чужой бедой. Точнее сказать, любовь подсказывает тебе: чужой беды не бывает! Еще минуту назад этот человек был тебе даже незнаком. Но ты узнал о его горе – и не смог остаться равнодушным.

Если видишь голодного, уже ни к чему оценивать его — «хороший» он или «плохой». Накормить голодного надо просто потому, что он голодный, а не потому, что он твой друг.

ПРИТЧА О ДОБРОМ САМАРЯНИНЕ

Однажды Иисуса Христа спросили: какая самая главная среди множества заповедей? Он сказал: важнее всего любовь к Богу и к человеку. «Люби ближнего как самого себя». И тогда Ему задали непростой вопрос: «а кто мой ближний?». В самом деле, нет человека, который бы никого не любил. Но очень многие говорят: «Я люблю тех, кто любит меня, то есть мою семью и моих друзей. Это и есть мои ближние (близкие)».

Христос же на заданный Ему вопрос ответил притчей о добром самарянине:

На некоего человека напали разбойники, избили его и ограбили. Прохожие остались прохожими. Они проходили мимо. Каждый из них при виде окровавленного человека говорил своей совести, что он очень торопится, что у него впереди очень важные дела – и проходил. Но один приезжий человек, который даже не очень правильно говорил на местном языке, остановился. Раненый человек замер. Ведь совсем недавно он со своими приятелями недобро подшучивал над этим приезжим. Неужели сейчас он отомстит. А прохожий нагнулся, перевязал раны, отвез раненого в гостиницу и оплатил его лечение.

Родные и единоплеменники не увидели в избитом своего ближнего и прошли мимо. А вот приезжий незнакомец смог отнестись к нему как к своему ближнему.

Притча Христа означает: ближний – тот, кто не оставит тебя в беде. И еще ближний — это тот, кто нуждается в твоей помощи. Если человеку больно – становится неважно, на каком языке он говорит и какая у него вера или цвет кожи. Кровь у всех людей одного цвета.

Читайте так же:  Православные молитвы на финансовое и семейное благополучие

Даже если этот человек виноват лично перед тобой, все равно в минуту его беды надо забыть свои обиды и протянуть ему руку помощи.

Нельзя поступать по принципу: «Как ты ко мне, так и я к тебе!» или «Так тебе и надо! Получай по заслугам!»

Милосердное прощение выше и благороднее, чем справедливое возмездие.

Милосердие напоминает, что есть мелкие неприятности, а есть настоящие несчастья. Кто-то однажды подставил тебе подножку – и вот тебе досталась новая шишка и порция насмешек. Это неприятно. Но прошло время — и этот кто-то сам смешно растянулся на брошенной кем-то банановой шкурке. Да так сильно, что повредил ногу и самостоятельно не смог подняться. Это беда. Ты сможешь забыть ту подножку? Сможешь не обрадоваться его беде? Сможешь подойти, помочь ему, позвать врача?

Это непросто – переступить через свои давние и вроде бы справедливые обиды. Но это – самый высокий из призывов Иисуса Христа: «А Я говорю вам: любите врагов ваших». Но если человек принимает благодатную силу Христа – то и это ему под силу.

Однажды врач и священник обсуждали, как они могут помочь заключенным. Священник сказал, что в тюрьме должно быть тяжело, чтобы преступников помнили о тяжести своей вины. А врач напомнил, что в тюрьме сидят и невинные. Священник не согласился: их вина доказана судом. Врач возразил: а как же невинно осужденный Иисус? О нем Вы забыли. Священник замолчал. А потом со вздохом сказал: «Доктор, Вы неправы. Когда я сказал эту глупость, это не я забыл о Христе. В ту минуту Христос забыл обо мне».

Священником был святой Филарет Московский. Когда он сказал немилосердные слова – он ощутил, что благодать покинула его душу. И потому остановился, покаялся и согласился с доктором… А кандалы с узников с той поры сняли.

Человек может научиться милосердию. Если ты будешь совершать дела милосердия (например, ухаживать за больными или младшими, бескорыстно предлагать свою помощь… ), то эти дела со временем изменят и твое сердце, сделают его более человечным.

У лягушки очень необычно устроены глаза: они видят только движение и не замечают неподвижные предметы. Лягушка видит полет комара. И она видит траву и камни, если движется сама. Так устроена и наша совесть: если человек не трудится, никому не помогает, то совесть все более слепнет. Человек перестает видеть смысл в своей жизни.

Одно из дел милосердия — милостыня. Это помощь другому человеку из жалости к нему. Христос говорил: «всякому просящему у тебя – дай». А святой Дорофей пояснял: когда ты подал милостыню, ты умножил количество добра в мире. Но бедняк, которому ты помог, получил лишь десятую часть добра, произведенного твоим добрым поступком. Остальное добро ты причинил самому себе. Ведь от этого твоя душа стала светлее.

Великий русский историк В. Ключевский описывал милостыню как встречу двух рук. Одна выражает просьбу Христа ради, другая же подаёт во имя Христово. Историк говорит, что непросто решить, какая из этих рук несла больше добра. Благотворитель воочию видел людскую нужду, которую он облегчал, и его сердце смягчалось. А получивший милостыню знал, за кого молиться. «Нищий богатым питается, а богатый молитвой нищего спасается», — говорили в старину. Эта ежедневная, молчаливая, тысячерукая милостыня ежедневно вливала потоки добра в людские отношения. Она приучала богачей видеть в бедняках людей, а бедняков отучала ненавидеть богатых.

В конце 16 века в Муроме в знатной дворянской семье жила святая Иулиания (Ульяна). Когда она была девочкой, она шила из лоскутков платья и другую одежду и раздавала нищим. Когда Ульяна вышла замуж, она не брала денег от мужа или его богатых родителей. Она по прежнему помогала всей округе тем, что бесплатно шила для бедняков. Пришли голодные времена на Русь. И Ульяна,

«Благотворительность – вот слово с очень спорным значением и с очень простым смыслом. Его многие различно толкуют, и все одинаково понимают. Спросите, что значит делать добро ближнему, и возможно, что получите столько же ответов, сколько у вас собеседников. Но поставьте их прямо пред несчастным случаем, пред страдающим человеком с вопросом, что делать – и все будут готовы помочь, кто чем может. Чувство сострадания так просто и непосредственно, что хочется помочь даже тогда, когда страдающий не просит о помощи, даже тогда, когда помощь ему вредна и даже опасна, когда он может злоупотребить ею…»

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Добрые люди Древней Руси (В. О. Ключевский) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Благотворительность – вот слово с очень спорным значением и с очень простым смыслом. Его многие различно толкуют, и все одинаково понимают. Спросите, что значит делать добро ближнему, и возможно, что получите столько же ответов, сколько у вас собеседников. Но поставьте их прямо пред несчастным случаем, пред страдающим человеком с вопросом, что делать – и все будут готовы помочь, кто чем может. Чувство сострадания так просто и непосредственно, что хочется помочь даже тогда, когда страдающий не просит о помощи, даже тогда, когда помощь ему вредна и даже опасна, когда он может злоупотребить ею. На досуге можно размышлять и спорить об условиях правительственных ссуд нуждающимся, организации и сравнительном значении государственной и общественной помощи, отношении той и другой к частной благотворительности, доставлении заработков нуждающимся, деморализующем влиянии дарового пособия. На досуге, когда минует беда, и мы обо всем этом подумаем и поспорим. Но когда видишь, что человек тонет, первое движение – броситься к нему на помощь, не спрашивая, как и зачем он попал в воду и какое нравственное впечатление произведет на него наша помощь.

При обсуждении участия, какое могут принять в деле помощи народу правительство, земство и общество, надобно разделять различные элементы и мотивы: экономическую политику, принимающую меры, чтобы вывести труд и хозяйство народа из неблагоприятных условий, и следствия помощи, могущие оказаться невыгодными с точки зрения полиции и общественной дисциплины, и возможность всяких злоупотреблений. Все это соображения, которые относятся к компетенции подлежащих ведомств, но которых можно не примешивать к благотворительности в собственном смысле. Нам, частным лицам, открыта только такая благотворительность, а она может руководиться лишь нравственным побуждением, чувством сострадания к страдающему. Лишь бы помочь ему остаться живым и здоровым, а если он дурно воспользуется нашей помощью, это его вина, которую, по миновании нужды, позаботятся исправить подлежащие власти и влияния. Так понимали у нас частную благотворительность в старину; так, без сомнения, понимаем ее и мы, унаследовав путем исторического воспитания добрые понятия и навыки старины.

Читайте так же:  Молитва Николаю Чудотворцу от нужды

Нищелюбие князя Андрея Боголюбского.

Из Царственного летописца

Древнерусское общество под руководством Церкви в продолжение веков прилежно училось понимать и исполнять и вторую из двух основных заповедей, в которых заключаются весь закон и пророки, – заповедь о любви к ближнему. При общественной безурядице, недостатке безопасности для слабого и защиты для обижаемого, практика этой заповеди направлялась преимущественно в одну сторону: любовь к ближнему полагали, прежде всего, в подвиге сострадания к страждущему, ее первым требованием признавали личную милостыню. Идея этой милостыни полагалась в основание практического нравоучения; потребность в этом подвиге воспитывалась всеми тогдашними средствами духовно-нравственной педагогики.

Любить ближнего – это, прежде всего, накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Человеколюбие на деле значило нищелюбие. Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше нужна была самому нищелюбцу, чем нищему. Целительная сила милостыни полагалась не столько в том, чтобы утереть слезы страждущему, уделяя ему часть своего имущества, сколько в том, чтобы, смотря на его слезы и страдания, самому пострадать с ним, пережить то чувство, которое называется человеколюбием.

Древнерусский благотворитель, «христолюбец», менее помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, чем о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. Когда встречались две древнерусские руки, одна с просьбой Христа ради, другая с подаяньем во имя Христово, трудно было сказать, которая из них больше подавала милостыни другой: нужда одной и помощь другой сливались во взаимодействии братской любви обеих. Вот почему Древняя Русь понимала и ценила только личную, непосредственную, благотворительность, милостыню, подаваемую из руки в руку, притом «отай», тайком, не только от стороннего глаза, но и от собственной «шуйцы» (левая рука. – Прим. ред.).

Нищий был для благотворителя лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель. «В рай входят святой милостыней, – говорили в старину, – нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается». Благотворителю нужно было воочию видеть людскую нужду, которую он облегчал, чтобы получить душевную пользу; нуждающийся должен был видеть своего милостивца, чтобы знать, за кого молиться. Древнерусские цари, накануне больших праздников, рано по утрам, делали тайные выходы в тюрьмы и богадельни, где из собственных рук раздавали милостыню арестантам и призреваемым, также посещали и отдельно живших убогих людей.

Трудно сказать, в какой степени такой взгляд на благотворительность содействовал улучшению древнерусского общежития. Никакими методами социологического изучения нельзя вычислить, какое количество добра вливала в людские отношения эта ежедневная, молчаливая, тысячерукая милостыня, насколько она приучала людей любить человека и отучала бедняка ненавидеть богатого. Явственнее и осязательнее обнаруживалось значение такой личной милостыни, когда нужда в благотворительной помощи вызывалась не горем отдельных несчастливых жизней, а народным физическим бедствием. Природа нашей страны издавна была доброй, но иногда бывала своенравной матерью своего народа, который, может быть, сам же и вызывал ее своенравие своим неуменьем обращаться с ней. Недороды и неурожаи были нередки в Древней Руси. Недостаток экономического общения и административной распорядительности превращал местные недоборы продовольствия в голодные бедствия.

Такое бедствие случилось в начале XVII в., при царе Борисе. В 1601 г., едва кончился весенний сев, полили страшные дожди и лили все лето. Полевые работы прекратились. Хлеб не вызрел, до августа нельзя было начать жатву, а на Успеньев день неожиданно ударил крепкий мороз и побил недозревший хлеб, который почти весь остался в поле. Люди кормились остатками старого хлеба, а на следующий год посеялись кое-как собранным зяблым зерном нового урожая; но ничего не взошло, все осталось в земле, и наступил трехлетний голод. Царь не жалел казны, щедро раздавал в Москве милостыню, предпринял обширные постройки, чтобы доставить заработок нуждающимся.

Прослышав об этом, народ толпами повалил в Москву из неурожайных провинций, чем усилил нужду в столице. Началась сильная смертность: только в трех казенных столичных скудельницах, куда царь велел подбирать бесприютные жертвы, за два года и четыре месяца их насчитали 127 тыс. Но беда создана была в значительной мере искусственно. Хлеба оставалось довольно от прежних урожаев. После, когда самозванцы наводнили Русь шайками поляков и казаков, которые своими опустошениями прекратили посевы на обширных пространствах, этого запасного хлеба много лет хватало не только на своих, но и на врагов. При первых признаках неурожая начала разыгрываться хлебная спекуляция. Крупные землевладельцы заперли свои склады.

Скупщики пустили все в оборот: деньги, утварь, дорогое платье, чтобы забрать продажный хлеб. Те и другие не пускали ни зерна на рынок, выжидая высоких цен, радуясь, по выражению современника, барышам, «конца же вещи не разумеюще, сплетены смуты слагающе и народ смущающе». Хлебные цены были взбиты на страшную высоту: четверть ржи с 20 тогдашних копеек скоро поднялась до 6 руб., равнявшихся нашим 60 руб., т. е. вздорожала в 30 раз! Царь принимал строгие и решительные меры против зла, запретил винокурение и пивоварение, велел сыскивать скупщиков и бить кнутом на рынках нещадно, переписывать их запасы и продавать в розницу понемногу, предписывал обязательные цены и карал тяжкими штрафами тех, кто таил свои запасы.

Сохранившийся памятник вскрыл нам одну из частных благотворительных деятельностей, которые в то время работали внизу, на местах, когда царь боролся с народным бедствием наверху. Жила тогда в своем имении вдова-помещица, жена зажиточного провинциального дворянина, Ульяна Устиновна Осорьина. Это была простая, обыкновенная добрая женщина Древней Руси, скромная, боявшаяся чем-нибудь стать выше окружающих. Она отличалась от других разве только тем, что жалость к бедному и убогому, – чувство, с которым русская женщина на свет родится, – в ней была тоньше и глубже, обнаруживалась напряженнее, чем во многих других, и, развиваясь от непрерывной практики, постепенно наполнила все ее существо, стала основным стимулом ее нравственной жизни, ежеминутным влечением ее вечно деятельного сердца.

Читайте так же:  Во сне читали молитву

Благотворительность — оказание бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) помощи тем, кто в этом нуждается.

Благотворительность — вот слово с очень спорным значение и с очень простым смыслом. Его многие различно толкуют и все одинаково понимают. Спросите, что значит делать добро ближнему, и возможно, что получите столько же ответов, сколько у вас собеседников. Но поставьте их прямо пред несчастным случаем, пред страдающим человеком с вопросом, что делать — и все будут готовы помочь, кто чем может. Чувство сострадания так просто и непосредственно, что хочется помочь даже тогда, когда страдающий не просит о помощи, когда помощь ему вредна или опасна, когда он может злоупотребить ею. На досуге можно размышлять и спорить об условиях правительственных ссуд нуждающимся, об организации и сравнительном значении государственной и общественной помощи, об отношении той и другой к частной благотворительности, о доставлении заработков нуждающимся, о деморализующем влиянии дарового пособия: на досуге, когда минует беда, и мы обо всем этом подумаем и поспорим. Но когда видишь, что человек тонет, первое движение — броситься к нему на помощь, не спрашивая, как и зачем он попал в воду и какое нравственное впечатление произведет на него наша помощь. Лишь бы помочь ему остаться живым и здоровым, а если он дурно воспользуется нашей помощью — это его вина.

Так понимали у нас частную благотворительность в старину; так, без сомнения, понимаем ее и мы, унаследовав путем исторического воспитания добрые понятия и навыки старины.

Трудно сказать, в какой степени такой взгляд на благотворительность содействовал улучшению древнерусского общежития. Никакими методами социологического изучения нельзя вычислить, какое количество добра вливала в людские отношения эта ежедневная, молчаливая тысячерукая милостыня, насколько она приучала людей любить человека и отучала бедняка ненавидеть богатого. Явственнее и осязательнее обнаруживалось значение такой личной милостыни, когда нужда в благотворительной помощи вызывалась не горем отдельных несчастливых жизней, а народным физическим бедствием. Недороды и неурожаи были нередки в древней Руси. Недостаток экономического общения и административной распорядительности превращал местные недоборы продовольствия в голодные бедствия.

Такое бедствие случилось в начале XVII в. при царе Борисе. В 1601 году, едва кончился весенний сев, полили страшные дожди и лили все лето. Полевые работы прекратились, хлеб не вызрел, до августа нельзя было начать жатву, а на Успеньев день неожиданно ударил крепкий мороз и побил недозревший хлеб, который почти весь остался в поле. При первых признаках неурожая начала разыгрываться хлебная спекуляция. Хлебные цены были взбиты на страшную высоту: четверть ржи. вздорожала в 30 раз. Царь принимал строгие и решительные меры против зла, запретил винокурение и пивоварение, велел сыскивать скупщиков и бить кнутом на рынках нещадно, переписывать их запасы и продавать в розницу понемногу, предписывал обязательные цены и карал тяжкими штрафами тех, кто таил свои запасы.

Сохранившийся памятник вскрыл нам одну из частных благотворительных деятельностей, которые в то время работали внизу, на местах, когда царь боролся с народным бедствием наверху. Жила тогда в своем имении вдова-помещица, жена зажиточного провинциального дворянина, Ульяна Устиновна Осорьина. Эта была простая, обыкновенная добрая женщина древней Руси, скромная, боявшаяся чем-нибудь стать выше окружающих. Она отличалась от других разве только тем, что жалость к бедному и убогому, — чувство, с которым русская женщина на свет родится, — в ней было тоньше и глубже, обнаруживалась напряженнее, чем во многих других, и развиваясь от непрерывной практики, постепенно наполнила все ее существо, стала основным стимулом ее нравственной жизни, ежеминутным влечением ее вечно деятельного сердца.

Никто не сосчитал, ни один исторический памятник не записал, сколько было тогда Ульян в Русской земле и какое количество голодных слез утерли они своими добрыми руками. Надобно полагать, что было достаточно тех и других, потому что Русская земля пережила те страшные годы, обманув ожидания своих врагов. Здесь частная благотворительность шла на встречу усилиям государственной власти. Но не всегда так бывает. Частная благотворительность страдает некоторыми неудобствами. Обыкновенно она оказывает случайную и мимолетную помощь и часто не настоящей нужде. Она легко доступна злоупотреблению. Она чиста в своем источнике, но легко поддается порче в своем течении. Здесь она против воли благотворителей и может разойтись с требованиями общественного блага и порядка. Общественная благотворительность имеет свои преимущества: уступая частной милостыне в энергии и качестве побуждений, в нравственно-воспитательном действии на обе стороны, она разборчивее и действительнее по своим практическим результатам, оказывает нуждающемуся более надежную помощь, дает ему постоянный приют.

На долю XVII века выпало печальное преимущество тяжелым опытом понять и оценить всю важность поставленного еще на Стоглавом соборе вопроса об общественной благотворительности, как вопроса законодательства и управления, и перенести его из круга действия личного нравственного чувства в область общественного благоустройства.

План общественной благотворительности, составившийся в уме Ртищева, рассчитан был на самые больные язвы тогдашней русской жизни. Прежде всего крымские татары в XVI и XVII в. сделали себе прибыльный промысел из разбойничьих нападений на Русскую землю, где они тысячами и десятками тысяч забирали пленных, которых продавали в Турцию и другие страны. Чтобы спасти и воротить домой этих пленных, московское правительство устроило их выкуп на казенный счет, для чего ввело особый общий налог, полоняничные деньги. Но государственное воспособление было недостаточно. Насмотревшись во время походов на страдания пленных, Ртищев вошел в соглашение с жившим России купцом греком, который, ведя дела с магометанским востоком, на свой счет выкупал много пленных христиан. Этому доброму человеку Ртищев передал капитал в 17 тыс. рублей на наши деньги, к которому грек, принявший на себя операцию выкупа, присоединил свой вклад, и таким образом составилась своего рода благотворительная компания для выкупа пленных русских у Татар. Ртищев не забывал и иноземцев, которых плен забрасывал в Россию, облегчал их тяжелое положение своим ходатайством и милостью.

Московская немощеная улица XVII в. была очень неопрятна: среди грязи несчастие, праздность и порок сидели, ползали и лежали рядом; нищие и калеки вопили к прохожим о подаянии, пьяные валялись на земле. Ртищев составил команду рассыльных, которые подбирали этот люд с улиц в особый дом, устроенный им на свой счет, где больных лечили, а пьяных вытрезвляли и потом, снабдив необходимым, отпускали, заменяя их новыми пациентами. Для престарелых, слепых и других калек, страдавших неизлечимыми недугами, Ртищев купил другой дом, тратя на их содержание свои последние доходы. Этот дом под именем Больницы Федора Ртищева существовал и после его смерти, поддерживаемый доброхотными даяниями. Так Ртищев образовал два типа благотворительных заведений: амбулаторный приют для нуждающихся во временной помощи и постоянное убежище-богадельню для людей, которых человеколюбие должно было взять на свои руки до их смерти.

Читайте так же:  Молитвы и заговоры от сучьего вымени

С осторожным и глубоко сострадательным вниманием останавливался Ртищев перед новым родом людей, нуждавшимся в сострадательном внимании, который во времена Иулиании только зарождался: в XVII в. сложилось крепостное состояние крестьян. Будучи крупным землевладельцем, он однажды должен был, нуждаясь в деньгах, продать свое село Ильинское. Сторговавшись с покупщиком, он сам добровольно уменьшил условленную цену, но при этом подвел нового владельца к образу и заставил его побожиться, что он не увеличит человеколюбиво рассчитанных повинностей, какие отбывали крестьяне села в пользу прежнего барина — необычная и немного странная форма словесного векселя, взятого на совесть векселедателя. Поддерживая щедрыми ссудами инвентарь своих крестьян, он больше всего боялся расстроить их хозяйство непосильными оброками и барщинными работами и недовольно хмурил брови всякий раз, когда в отчетах управляющих замечал приращение барского дохода.

Благотворительность – вот слово с очень спорным значением и с очень простым смыслом. Его многие различно толкуют, и все одинаково понимают. Спросите, что значит делать добро ближнему, и возможно, что получите столько же ответов, сколько у вас собеседников. Но поставьте их прямо пред несчастным случаем, пред страдающим человеком с вопросом, что делать – и все будут готовы помочь, кто чем может. Чувство сострадания так просто и непосредственно, что хочется помочь даже тогда, когда страдающий не просит о помощи, даже тогда, когда помощь ему вредна и даже опасна, когда он может злоупотребить ею. На досуге можно размышлять и спорить об условиях правительственных ссуд нуждающимся, организации и сравнительном значении государственной и общественной помощи, отношении той и другой к частной благотворительности, доставлении заработков нуждающимся, деморализующем влиянии дарового пособия. На досуге, когда минует беда, и мы обо всем этом подумаем и поспорим. Но когда видишь, что человек тонет, первое движение – броситься к нему на помощь, не спрашивая, как и зачем он попал в воду и какое нравственное впечатление произведет на него наша помощь.

При обсуждении участия, какое могут принять в деле помощи народу правительство, земство и общество, надобно разделять различные элементы и мотивы: экономическую политику, принимающую меры, чтобы вывести труд и хозяйство народа из неблагоприятных условий, и следствия помощи, могущие оказаться невыгодными с точки зрения полиции и общественной дисциплины, и возможность всяких злоупотреблений. Все это соображения, которые относятся к компетенции подлежащих ведомств, но которых можно не примешивать к благотворительности в собственном смысле. Нам, частным лицам, открыта только такая благотворительность, а она может руководиться лишь нравственным побуждением, чувством сострадания к страдающему. Лишь бы помочь ему остаться живым и здоровым, а если он дурно воспользуется нашей помощью, это его вина, которую, по миновании нужды, позаботятся исправить подлежащие власти и влияния. Так понимали у нас частную благотворительность в старину; так, без сомнения, понимаем ее и мы, унаследовав путем исторического воспитания добрые понятия и навыки старины.

Нищелюбие князя Андрея Боголюбского.

Из Царственного летописца

Древнерусское общество под руководством Церкви в продолжение веков прилежно училось понимать и исполнять и вторую из двух основных заповедей, в которых заключаются весь закон и пророки, – заповедь о любви к ближнему. При общественной безурядице, недостатке безопасности для слабого и защиты для обижаемого, практика этой заповеди направлялась преимущественно в одну сторону: любовь к ближнему полагали, прежде всего, в подвиге сострадания к страждущему, ее первым требованием признавали личную милостыню. Идея этой милостыни полагалась в основание практического нравоучения; потребность в этом подвиге воспитывалась всеми тогдашними средствами духовно-нравственной педагогики.

Любить ближнего – это, прежде всего, накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Человеколюбие на деле значило нищелюбие. Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше нужна была самому нищелюбцу, чем нищему. Целительная сила милостыни полагалась не столько в том, чтобы утереть слезы страждущему, уделяя ему часть своего имущества, сколько в том, чтобы, смотря на его слезы и страдания, самому пострадать с ним, пережить то чувство, которое называется человеколюбием.

Древнерусский благотворитель, «христолюбец», менее помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, чем о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. Когда встречались две древнерусские руки, одна с просьбой Христа ради, другая с подаяньем во имя Христово, трудно было сказать, которая из них больше подавала милостыни другой: нужда одной и помощь другой сливались во взаимодействии братской любви обеих. Вот почему Древняя Русь понимала и ценила только личную, непосредственную, благотворительность, милостыню, подаваемую из руки в руку, притом «отай», тайком, не только от стороннего глаза, но и от собственной «шуйцы» (левая рука. – Прим. ред.).

Видео (кликните для воспроизведения).

Нищий был для благотворителя лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель. «В рай входят святой милостыней, – говорили в старину, – нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается». Благотворителю нужно было воочию видеть людскую нужду, которую он облегчал, чтобы получить душевную пользу; нуждающийся должен был видеть своего милостивца, чтобы знать, за кого молиться. Древнерусские цари, накануне больших праздников, рано по утрам, делали тайные выходы в тюрьмы и богадельни, где из собственных рук раздавали милостыню арестантам и призреваемым, также посещали и отдельно живших убогих людей.

Нищий Богатым питается а Богатый молитвой нищего спасается
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here