О молитве евагрий

Подробное и точное описание: О молитве евагрий - святые тексты собранные из всех уголков мира на одном сайте.

Родившийся в Понте (Малая Азия) и ученик великих Отцов-каппадокийцев, Василия и двух Григориев, Евагрий был первым интеллектуалом, решившимся на пустынножительство в Египетской пустыне. Он не удовольствовался подражанием аскетической практике и образу молитвы своих учителей, но попытался включить их в метафизическую и антропологическую систему, вдохновленную неоплатонизмом. С учением Евагрия пустынножители обрели язык александрийского христианского «Дидаскалиона». Особенно ощутимо это проявилось в учении Евагрия о молитве.

Добровольно уходя от общинной жизни Церкви, целиком посвящая себя борьбе с бесовскими силами, проявляющимися очень часто через телесные нужды и плотские страсти, монахи видели в новозаветных заповедях о молитве самый верный способ остаться причастными благодати искупления.

«Сей род не может выйти иначе, как от молитвы» (Мк. 9, 29).

«Непрестанно молитесь» (1 Фесе. 5, 17).

Наедине с Богом монахи, вполне естественно, рассматривали личную молитву как важнейший положительный элемент духовной практики, необходимый венец всех подвижнических деланий. Поскольку они оставили все виды деятельности, которые составляют конкретно в миру «созидание Тела Христова»: миссионерство, учительство, благотворительность, поскольку они зачастую оставляли даже регулярное участие в таинствах, единственное, что у них оставалось и что составляло цель их жизни, была молитва. В молитве они осуществляли плоды своего крещения, и в молитве они познавали Бога.

Евагрий первым систематизировал учение монахов о молитве. Вот некоторые выдержки из его Глав, дошедших до нас под именем преподобного Нила Синайского (авторство Евагрия было установлено И. Хаусхерром):

3. Молитва есть беседа ума к Богу.

5. Прежде всего молись о даре слез, дабы плачем умягчить сущую в душе жесткость и исповедав на себя беззаконие Господеви (Пс. 31, 5), получить от Него оставление грехов.

9. Стой доблестно и молись усердно, отревая приражения житейских попечении и всяких помыслов; ибо они возмущают и тревожат тебя, чтобы поколебать твою твердость.

10. Когда демоны увидят, что ты имеешь усердие и ревность молиться как должно, то влагают тебе мысли о нужности чего-либо, а спустя немного опять возбуждают воспоминание о том, подвигая и ум на взыскание того; и ум, не находя искомого, досадует и скорбит. Потом, во время молитвы, они напоминают уму, о чем он помышлял и чего доискивался, чтобы молитва ума, расслабленного этими мыслями, осталась бесплодною.

11. Подвизайся ум твой во время молитвы устроятъ глухим и немым, и ты сможешь молиться.

14. Молитва есть произрастение кротости и безгневия.

15. Молитва есть проявление радости и благодарения.

16. Молитва есть врачевство печали и уныния.

28. Молясь, не ограничивайся одними внешними молитвенными положениями, но вводи ум свой в чувство духовной молитвы, с великим страхом.

31. Не молись, чтобы было по желаниям твоим, ибо они не во всем бывают согласны с волею Божиею.

34. Нерассеянная молитва есть высшее разумение ума.

35. Молитва есть восхождение ума к Богу.

37. Молись, во-первых, о том, чтоб очиститься от страстей, во-вторых, о том, чтоб избавиться от неведения, и в-третьих, о том, чтоб избавлену быть от всякого искушения и оставления.

38. Ищи в молитве своей только правды и Царствия, то есть добродетели и ведения, и прочее все приложится тебе (Мф. 6, 33).

43. Если ум твой еще блуждает во время молитвы, то он молится не как монах, но еще мирянин есть, украшающий внешнюю скинию.

52. Молитвенное состояние есть бесстрастное устроение, высочайшею любовию восхищающее на мысленную высоту любомудрствующий ум.

67. Когда молишься, не придавай Божеству какого-либо облика, и не попускай, чтобы ум твой преображался в какой-либо образ (или себя представлял под каким-либо образом, или чтоб в уме твоем печатлелся какой-либо образ); но невещественно приступи к невещественному—и сойдешься с ним.

71. Невозможно тебе молиться чисто, вплетаясь в вещественные дела и волнуясь непрестанными попечениями: ибо молитва есть отложение (всяких сторонних) помышлений.

83. Псалмопение усыпляет страсти и укрощает позывы телесной невоздержности; а молитва настраивает ум к свойственному ему умному деланию.

84. Молитва есть приличное достоинству ума делание или, лучше, настоящее его употребление.

110. Не развлекающимся держи око свое во время молитвы и, отрешившись от плоти и души, живи умом.

113. Инок молитвою делается равноангельным, вожделевая видеть лице Отца, Иже на небесех (Мф. 18, 10).

119. Блажен ум, который во время молитвы бывает невеществен и нестяжателен.

124. Монах тот, кто, от всех отделясь, со всеми состоит в единении.

125. Монах тот, кто почитает себя сущим со всеми и в каждом видит себя самого.

150. Как зрение лучше всех чувств, так молитва Божественнее всех добродетелей.

153. Когда, стоя на молитве, будешь выше всякой другой радости, тогда (знай, что) истинно обрел ты молитву. 4

Эти несколько Глав, давшие последующим поколениям монахов основы духовной жизни мистического склада и соответствующего ей языка, отражают самую сущность призвания монаха, как оно было выражено святым Макарием: «Монах (от греческого монос—один) именуется монахом по следующей причине: днем и ночью он беседует с Богом и не думает ни о чем, кроме божественного, ничем не обладая на земле». 5

К сожалению, их значение было не только положительным. Благодаря им— и всем трудам Евагрия—монахи христианского Востока научились пользоваться языком неоплатонизма, который, разумеется, был языком их времени и, следовательно, был неизбежен, но таил в себе опасность отклонения духовности пустыни в направлении, чуждом Евангелию. Сам Евагрий был посмертно осужден Пятым Вселенским Собором (553 г.). Сочинения его, однако, продолжали пере-

писывать и распространять, ложно приписывая их святому Нилу Синайскому. Будучи учеником Оригена, не заменял ли Евагрий пророческое монашеское служение рассудочной духовностью, интеллектуалистическим спиритуализмом? Неоплатоническое представление о естественной божественности человеческого ума («нус») приводило его к пониманию монашеской аскезы не как свидетельства, приносимого самим веществом, о присутствии в нас Царства Божия, но как развоплощения ума, который предается в молитве «свойственному ему деланию». Евагрий умудрился написать свой трактат «О молитве», лишь изредка ссылаясь на Священное Писание и ни разу не упомянув Иисуса, воплотившегося Сына Божия! Поэтому традиции православного монашества пришлось произвести серьезные исправления в учении Евагрия. Вобрав в себя его понимание непрестанной умной молитвы, православная традиция превратила ее в «молитву Иисусову». Ибо разве не личность Христа является в конечном итоге единственным критерием и единственной нормой христианской духовной жизни?

Читайте так же:  Молитва Марии Богородице

«Дьявол, тайно действующий в сердце, неимоверно боится внимательной молитвы, так как знает, что через это открываются человеческому уму все его хитрости. Когда человек все более держится молитвы и имя Христово не отпускает от себя, то он убеждается, что жить без этого невозможно, — иначе вражеские помыслы мгновенно овладевают умом, и страсти порабощают его»

«Научает молитва и великодушию в перенесении скорбей, убеждая в том, что искушения и скорби становятся причиной последующего знания и спасения. Так и все прочие добродетели, и даже сама любовь, вызревают с помощью молитвы»

«Желающий заняться успешно молитвою Иисусовою должен оградить себя, и извне, и внутри, поведением самым благоразумным, самым осторожным: падшее естество наше готово ежечасно изменить нам, предать нас; падшие духи с особенным неистовством и коварством наветуют упражнение молитвою Иисусовою»

«Должно начинать с начала, то есть совершать молитву со вниманием и благоговением, с целью покаяния, заботясь единственно о том, чтоб эти три качества постоянно соприсутствовали молитве»

«Стой на молитве прилежно и молись усердно, отвращаясь от попечений и рассуждений, овладевающих тобой. Ибо они приводят в замешательство и смущают тебя, чтобы ослабить силу твою»

«Стремись к тому, чтобы во время молитвы ум твой стал глухим и немым, и тогда сможешь молиться»

«Молитва бывает. во-первых устная, во-вторых внутренняя, сердечная, в-третьих духовная. Внутреннюю сердечную молитву имеют весьма немногие, а имеющие духовную молитву встречаются еще реже. Духовная молитва несравненно выше внутренней, сердечной»

«Во время молитвы неполезно стремиться к высоким чувствованиям. Надо только в смысл вникать произносимых слов, внимательно молиться, и тогда, со временем, Господь даст и озарение духовное, и умиление сердечное»

«Деланий много, но они частны; сердечная же молитва велика и всеобъемлюща, как источник добродетелей, потому что ею стяжается всякое благо»

«Надлежит тебе приступать к молитве с таким настроением, чтобы тебе желалось одной Божественной воли, а никак не своей собственной, как в самом прошении, так и в получении просимого, именно – чтоб и движим был ты на молитву, потому что того хочет Бог, и услышан быть желал, опять как Он того хочет. Одним словом, да будет у тебя в уме и сердце то, чтоб всецело объединять свою волю с волею Божиею и ей во всем подчиняться и отнюдь не желать волю Божию преклонять на свою волю»

«В молитве своей надлежит тебе совмещать те четыре действия, о которых пишет св. Василий Великий: сначала восславословь Бога, потом возблагодари Его за благодеяния, тебе явленные, далее исповедуй Ему свои грехи и преступления заповедей Его и, наконец, испрашивай у Него потребного тебе, наипаче в деле спасения твоего»

«Итак, всегда терпеливо молись Богу и о всем благодари Его, веруя и исповедуя, что Он благ к тебе и благ премудро, и есть твой любвеобильный Благодетель и в даянии, и в недаянии по прошению твоему, и по сей вере непоколебимым пребывай в смиренной покорности Божественному Промышлению, радостно и благодарно встречая все случающееся с тобой, и приятное и неприятное»

«Великое есть благо молитва, если с должным благонастроением творится и если мы научим себя, и когда получаем просимое и когда не получаем его, благодарить Бога. Ибо Он и когда дает, и когда не дает, то и другое творит во благо нам, так что и когда получишь просимое, ты, очевидно, получил его, и когда не получишь,- получил, потому что не получил, наверно, неполезного тебе – не получить же неполезное есть сподобиться полезного. Итак, получишь ли ты или не получишь просимого, благодари Бога, веруя, что если б почасту не было для нас благотворнее не получить того, чего просим, то Бог всегда бы подавал нам просимое»

«Всякая молитва, при которой не трудится тело, а сердце не придет в сокрушение, признается недозревшим плодом: потому что такая молитва без души»

«О церковной же молитве знайте, что она выше домашней вашей молитвы; ибо оная возносится от целого собора людей, в числе коих, может, много есть чистейших молитв, от смиренных сердец к Богу приносимых, кои Он приемлет, яко кадило благовонное, с коими и ваши, хотя немощные и ничтожные, приемлются»

«Особенно в церковь надобно ходить в мирном духе, ибо и молитва не приемлется, аще имамы на кого что или кто от нас оскорблен»

«Есть молитва одна из обязанностей христианина к Богу, и есть молитва как часть в составе истинно христианских дел. Самонадеянный во всем полагается на себя. Христианин истинный всего ожидает от Бога, почему начинает, продолжает и оканчивает каждое дело молитвою»

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

1. Если кто желает зрить состояние ума, пусть он отрешится от всяких [греховных] мыслей и тогда увидит себя схожим с сапфиром и [сияющим] небесным цветом. Без бесстрастия сделать это невозможно, и требуется содействие Бога, вдыхающего в человека сродный Свет.

2. Бесстрастие есть спокойное состояние разумной души, образующееся из кротости и целомудрия.

3. [Бесстрастное] состояние ума есть умопостигаемая вершина, [сияние которой] подобно небесному цвету. Во время молитвы ее озаряет Свет Святой Троицы.

4. Кадило есть чистый ум, который во время молитвы не соприкасается ни с [одной] чувственной вещью.

Читайте так же:  Сильная молитва Святой марте на исполнение желания

5. Подобным псу является созерцательный ум, посредством движения яростного начала [души] изгоняющий [из ума] всякие страстные помыслы.

6. Подобным псу является деятельный ум, лающий на все неправедные помыслы.

7. Воспитание [по Богу] есть отказ от нечестия и мирских похотей.

8. Деятельный ум есть ум, бесстрастно воспринимающий мысли мира сего.

9. Есть четыре способа, посредством которых ум воспринимает мысли. Первый – посредством очей, второй – через слух, третий – посредством памяти, а четвертый – через телесный темперамент. И когда ум воспринимает мысли посредством очей, он им только придает форму; когда через слух – то он придает и не придает им эту форму, поскольку слово обозначает чувственные и доступные созерцанию вещи; память же и темперамент следуют за слухом, ибо они и формируют ум, и не формируют то, что представил им слух.

10. Поскольку ум воспринимает помыслы из пяти чувств, то следует выяснить, какое из этих чувств является источником наиболее тяжких помыслов. – И ясно, что таким источником является слух, ибо «страшное слово сердце мужа праведна смущает» ( Притч. 12:25 ).

11. Искушения приносят людям либо наслаждения, либо печали, либо телесные мучения.

12. Если ум не видит места Божия внутри себя, то он не окажется превыше мыслей, связанных с вещами; а если он не окажется превыше их, то не сбросит с себя [узы] страстей, сковывающие его посредством мыслей о чувственных вещах. Страсти же он сможет снять с себя с помощью добродетелей, а простые помыслы – с помощью духовного созерцания, а это созерцание [становится доступным] тогда, когда ум озаряется [Божественным] Светом. И святой Давид ясно научает нас относительно того, что есть место Божие. Он говорит: «И бысть в мире место Его и жилище Его в Сионе» ( Пс. 75:3 ). Таким образом, «местом Божиим» является разумная душа, а «жилищем» – светоподобный ум, отвергший мирские похоти и научившийся взирать на логосы земли.

13. Ум есть храм Святой Троицы.

14. Ум, пребывающий в теле, есть созерцатель всех веков.

15. Нечистый ум есть ум, который достойная порицания страсть задерживает в [созерцании] чувственных вещей.

16. Моление есть добровольное обещание благ.

17. Молитва есть состояние ума, уничтожающее всякое земное помышление; оно возникает только тогда, когда [ум озаряется] Светом Святой Троицы.

18. Молитвенная просьба [к Богу] есть собеседование ума с Богом, с мольбой на коленях, содержащее прошение о помощи или о [предоставлении] благ.

19. Призывание [Бога] в молитве есть просьба о спасении других, приносимая Богу духовно преуспевшим человеком.

20. Умозритель есть наемник, сам нанявшийся за ежедневную плату.

21. Предающийся духовному деланию есть наемный работник, ожидающий мзды своей.

22. Он также есть тот, кто благочестиво и праведно проводит жизнь свою в мысленном мире.

23. Предающийся созерцательной жизни есть тот, кто созидает чувственный мир в [своей] мысли только ради ведения.

24. Яростное начало есть сила души, гибельная для помыслов.

25. Человек, посвящающий себя духовному деланию, правильно пользуется дарованными ему от Бога [способностями].

26. Бесовский помысел есть возникающий в мысли образ воспринимаемого чувствами человека; приведенный этим в состояние страстного возбуждения, ум втайне [начинает] говорить и поступать беззаконно, изгоняемый [из себя] этим помыслом навстречу случайному призраку.

27. Бесовские помыслы ослепляют славное око души, которое обращено к созерцанию сущих.

28. Из помыслов одни случаются с нами, как с [просто] живыми существами, другие как с людьми. Случающиеся как с [просто] живыми существами суть помыслы, [происходящие] от желательного и яростного [начал души]; случающиеся же как с людьми, суть помыслы, [проистекающие] от печали, тщеславия и высокомерия. А помыслы, [возникающие] из уныния, суть смешанные: [они случаются с нами] и как с [просто] живыми существами и как с людьми.

29. Из помыслов одни идут впереди, другие – следуют за ними. [Например], впереди идут помыслы, [происшедшие] из высокомерия, а следуют за ними помыслы, [возникшие] из яростного начала [души].

30. Из идущих впереди помыслов также одни предшествуют, а другие следуют за ними: предшествуют помыслы, [возникшие] из чревоугодия, а следуют – помыслы блуда.

31. Из помыслов, которые следуют за первыми, одни суть предшествующие, а другие – идущие им вслед: предшествующие – помыслы, [возникшие] из печали, а идущие вслед – помыслы, [рожденные] гневом. Ибо сказано: «Слово жестоко возвизает гневы» ( Притч. 15:1 ).

32. Из помыслов одни нематериальные, другие – маломатериальные, а третьи – многоматериальные. Нематериальные суть помыслы, [происшедшие] из первой гордыни, маломатериальные – помыслы блуда, а многоматериальные – помыслы тщеславия.

Видео (кликните для воспроизведения).

33. Из помыслов одни поражают [нас] посредством времени, другие – посредством внутреннего согласия на грех, а третьи – посредством греха, осуществленного на деле. Помыслы, [возникающие] вследствие времени, суть естественные; помыслы же, [возникающие] вследствие времени и действия, суть противоестественные: [к ним относятся также] бесовский помысел и помысел от злого произволения.

34. Благому помыслу противостоят два помысла: бесовский и помысел от злого произволения. Лукавому же помыслу противостоят три помысла: естественный помысел, помысел от правого произволения и помысел, [внушенный] Ангелом.

35. Из помыслов одни обретают свое вещество извне, а помыслы блуда [черпают это вещество] из тела.

36. Из помыслов одни порождаются приведенной в [страстное] движение душой, а другие возникают извне, от бесов.

37. Из нечистых помыслов одни являют Бога неправедным, другие – лицеприятным, третьи – бессильным, а четвертые -немилостивым. Неправедным [представляют Бога] помыслы блуда и тщеславия; лицеприятным – помыслы, возникающие из второй гордыни; бессильным – помыслы, [рожденные] первой гордыней; а немилостивым – все прочие помыслы.

38. Из помыслов одни случаются с нами как с монахами, а другие – как с мирскими людьми.

Читайте так же:  Молитва для женщины желающей забеременеть

39. За всяким помыслом, исключая помыслы печали, следует наслаждение.

40. У одних помыслов свойственные им ведения предваряются представлениями, а у других ведения [идут первыми, за ними же следуют представления].

41. Первым из всех помыслов является помысел себялюбия, а за ним – [остальные] восемь.

42. Из помыслов одни [происходят] вследствие прошения, а другие [исходят] от общего врага [рода человеческого].

43. Из помыслов одни формируют мысль, другие – нет. Формируют ее помыслы, являющиеся из зрения, а не формируют помыслы, случающиеся с нами вследствие остальных чувств.

44. Из помыслов одни находятся в соответствии с естеством, другие – противоречат ему. И противоестественные помыслы суть помыслы, [проистекающие] из желательного и яростного начал [души]; соответствующие же естеству – те, которые [исходят] от отца, матери, жены или чад.

45. После поражения остальных помыслов, только помыслы тщеславия и гордыни начинают возникать [в нас].

46. Общим для всех помыслов является то, что они вредят [нам].

47. Из приводимых в движение страстей одни возбуждаются [в нас] памятью, другие – чувством, а третьи – бесами.

48. Все нечистые помыслы заключают в оковы ум посредством либо желания, либо ярости, либо печали.

49. Из помыслов одни только помыслы печали являются гибельными для всех [остальных] помыслов.

50. Не соответствует ведение [человеку] неразумному, и малоценный камень [не вставляется] в золотую оправу.

51. Чада мудрецов не удовлетворят неразумного, и несмысленный отвергнет их.

52. Долгое время [жизни само по себе] не сообщает мудрости, и многие годы, [прожитые человеком], не даруют [сами по себе ему] ведения.

53. Как неудержимо течение реки, так ненасытна алчностьнеправедного мужа.

54. Червяк – в дереве, а слово злопамятного – в душе его.

55. Если стяжаешь любовь, то уразумеешь слова мудрых; [тогда] взыщешь [духовного] мира и не презришь плодов утробы их.

56. Преисполненный ярости муж не узрит света, а [муж] нечестивый не воспримет его.

57. Муж кроткий пьет воду истинную, а вода лживая дается мужу гневливому.

58. Со всем бдением храни богатство отцов и не забывай родившего тебя [в Духе].

59. Сонливый раб теряет золото, [хранящееся] за пазухой у него, а пьяный теряет жизнь свою.

60. Видел я мужей, взмывающих ввысь, подобно птенцам коршунов, но затем опять спускающихся на землю, [поскольку их влек] запах трупа.

61. Муж милостивый сохранит богатство свое, муж же дерзкий отдаст и плащ свой.

62. Возлюбив воспитание, ты раздражаешь врагов своих, а взыскуя мудрость, ты изгоняешь их.

63. Сыны беззаконные расточают богатство, а [сыны] неразумные не увидят сокровищ отцов своих.

64. Когда расторгаются элементы [тела], праведные веселятся, неправедные же сокрушаются о самих себе.

65. Нищие разорвут наряды богатых, а смиренные разделят богатство их.

66. Голодный волк выслеживает стадо, а дух блуда – набивающих чрево свое.

67. Жилища сребролюбцев наполняются зверями гнева, и птицы печали свивают гнезда в них.

Творения аввы Евагрия. Аскетические и богословские трактаты. Пер., вступ. статья и комм. А.И.Сидорова. М.: Мартис, 1994.

Авва Евагрий Понтийский. Творения

Меня опалял жар нечистых страстей, когда ты, по своему обыкновению, прикосновением своих боголюбивых писем вновь возродил меня, ободрив ум мой, изнуренный самыми постыднейшими искушениями, блаженно подражая тем самым великому Наставнику и Учителю нашему. И это неудивительно: уделом твоим, как и благословенного Иакова, всегда было славное. Ведь хорошо послужив ради Рахили и получив Лию, ты теперь добиваешься и возлюбленной, из-за неё, вероятно, исполнив уже седмицу лет (Быт. 29,20-30). Что же касается меня, то я не отрицаю, что, потрудившись всю ночь, ничего не поймал (Лк. 5,5). Однако, по твоему совету забросив сети еще раз, выловил множество рыб – не думаю, что больших, но числом, тем не менее, сто пятьдесят три (Ин. 21-11). И посылаю тебе их в корзине любви, исполнив твое повеление через такое же количество глав.

Я удивляюсь и ревностно желаю подражать твоему прекрасному стремлению получить главы о молитве. Ибо ты не просто возжелал иметь их, запечатленных руками и с помощью чернил на хартии, но захотел обладать ими, незыблемо укорененными в уме любовью и непамятозлобием. Но поскольку, согласно премудрому Иисусу, вся сугуба, едино противу единаго (Сир. 42-25), то прими мой дар и по букве, и по духу. Ведь ум предшествует всякой букве, а если его нет, то не бывает и буквы. Поэтому и образ молитвы двойственен: один – деятельный, другой созерцательный. Подобным же образом дело обстоит и с числом: то, что в нем очевидно, есть количество, а смыслом его является качество.

Разделив сочинение о молитве на сто пятьдесят три главы, мы послали их тебе, как евангельское воздаяние, дабы обрел ты приятное услаждение символическим числом, также найдя здесь фигуру треугольника и шестиугольника, указывающие одновременно и на благочестивое ведение Троицы, и на очертание этой вселенной. Ибо число сто само по себе – четырехугольно, а пятьдесят три – треугольно и сферично. Двадцать восемь – треугольно, а двадцать пять – сферично, поскольку пятью пять будет двадцать пять. Таким образом, ты имеешь фигуру четырехугольника благодаря четверице добродетелей, а также в числе двадцать пять имеешь фигуру круга, обозначающую посредством кругового вращения времен премудрое ведение века. Ибо время катится неделя за неделей, месяц за месяцем, год за годом и пора за порой, как это мы видим в движении солнца и луны, весны и лета, и т.п. Треугольник же, вероятно, обозначает ведение Святой Троицы. Или иначе: если ты мыслишь число сто пятьдесят три, то оно, вследствие своего обилия и в качестве треугольника, есть любомудрие деятельное, естественное и богословское. Оно также есть вера, надежда и любовь, или золото, серебро и драгоценные камни.

Читайте так же:  Молитва Святому мученику Трифону о здоровье

Таково то, что относится к числу. Что же касается глав, то не пренебрегай их скудостью, как научившийся и терпеть голод, и быть в недостатке (Флп. 4,12). Помни о Том, Кто не отверг двух лепт вдовицы, но принял их благосклоннее, чем богатство многих других (Лк. 21,3). Поэтому, познав плод благоволения и любви, будь внимательным к искренним братьям своим, молись о немощном, чтобы он стал здрав и, взяв постель свою, мог ходить (Мк. 2,11) через благодать Христову. Аминь.

Авва Евагрий число 153 делит на три числа – 100, 28, 25, которые в совокупности дают число 153, и называет число 100 четырехугольным, числа 28 и 153 треугольными, а число 25 сферическим. Числами четырехугольными называются все числа квадратные, потому что могут быть расположены в виде четырехугольника, например, квадратные числа 4, 9; первое в виде: 1 1 а второе в виде: 1 1 1 ; так и число 100, если расположить в каждом из 10 рядов

по 10 единиц, составит четырехугольник.

Посему общий вид чисел четырехугольных есть m X m, где m означает какое угодно естественное число. Если все числа, начиная от единицы, написать в естественном их порядке: 1,2,3,4,5,6,7 и т.д., а потом складывать вместе по 2, по 3, по 4 и т.д., то числа, от их сложения происшедшие, как-то: 1+2=3, 1+2+3=6, 1+2+3+4=10 и т.д., называются треугольными, потому что могут быть расположены в виде треугольников: число 3, например, в виде 1 ,

число 6 в виде: 1

Общий вид сих чисел изображается через m(m+1)/2, где m означает последнее число в порядке естественных чисел, которым окончено сложение. Так, положив m=7, получим треугольное число 7(7+1)/2=7х8/2=7х4=28, а положив m=17, получим также треугольное число 17(7+1)/2= 17х18/2=17х9=153. Числа четырехугольные, которые, по найденному выше, суть квадратные и к которым принадлежит число 25=5х5, могут быть располагаемы и иным способом, а именно: взяв по порядку естественные числа: 1,2,3,4…(m-1),m, каждое из сих чисел, начиная с m, располагай по окружностям, непрестанно уменьшающимся и наконец сливающимся в точку, в которой найдет себе место единица, и потом каждую из сих постепенно уменьшающихся окружностей накладывай одну на другую так, чтобы через сие образовалась поверхность полусферы. Общая сумма чисел, размещенных на сей полусферической поверхности, будет иметь, как очевидно, тот же общий вид, какой имело число треугольное, а именно m(m+1)/2, почему две такие полусферические поверхности изобразятся через m(m+1)/2+m(m+1)/2=m x m+m. Но как при взаимном сложении сих поверхностей равные окружности, на которых размещено было по m чисел, совпадут в одну, то явствует, что на целой сферической поверхности размещенных чисел будет только m x m+m-m или m x m. Так число 25=1+2+3+4+5+4+3+2+1, 16=1+2+3+4+3+2+1, 9=1+2+3+2+1, 4=1+2+1.

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Евагрий Понтийский (

К сожалению, твёрдых исторических памятников, сообщающих о жизни и деятельности Евагрия Понтийского, известно не много. Исходя из тех данных, что имеются в распоряжении современных исследователей, его жизнь представляется следующим образом.

Местом рождения аввы Евагрия был небольшой понтийский город Ивора (располагавшийся недалеко от Аннисы, где находилось родовое имение братьев-святителей Василия Великого и Григория Нисского).

Дата рождения Евагрия традиционно определяется 345-м или 346-м годом.

По всей видимости, отец Евагрия был хорепископом, рукоположенным самим Василием Великим. Не исключается, что он был знаком с Григорием Богословом и Григорием Нисским.

В довольно молодом возрасте Евагрий был посвящен в звание чтеца и принят в состав клира святителя Василия Великого. В дальнейшем он стал ему близок как ученик и верный последователь. Эти отношения длились вплоть до смерти святого Василия, последовавшей 1 января 379 года.

Обескураженный кончиной своего учителя и архиерея, но горевший желанием продолжать изучать Божественные догматы, Евагрий покинул Каппадокию. Вскоре духовные поиски привели его в столицу Византии, Константинополь, где он примкнул к сторонникам святителя Григория Богослова (вероятно, он знал его лично и прежде, как близкого друга святого Василия)

В то время Константинополь был переполнен сторонниками арианства. В этой связи единомышленникам Григория Богослова, ревностного защитника Православия, приходилось испытывать множество трудностей и опасностей. Для осуществления богослужения и душеспасительных бесед они могли довольствоваться лишь небольшой домовой церковью Анастасии.

Святитель Григорий взял Евагрия под своё пастырское окормление и стал его новым учителем. Со временем он рукоположил Евагрия во диакона.

Состоявшийся в 381 году, в Константинополе, Второй Вселенский Собор утвердил Никейскую веру, дополнил Никейский Символ новыми членами. В спорах между арианми и Православными была поставлена важная догматическая точка: арианство было окончательно осуждено.

После того, как в силу сложившихся обстоятельств святитель Григорий оставил Константинопольскую кафедру, а затем и покинул столицу, Евагрий остался служить при новом Константинопольском епископе — Нектарии.

Вскоре Евагрий зарекомендовал себя как ревностный проповедник, борец за чистоту нравов и веры. Епископ Нектарий питал к нему уважение. Казалось бы, перед Евагрием открывалась дорога к широкой славе на поприще служения в столице.

Между тем, в это самое время случилось событие, которое круто изменило всю его дальнейшую судьбу. Между Евагрием и одной знатной женщиной вспыхнула страсть. Эта страсть была настолько серьёзной, что преодолеть её не мог ни Евагрий, ни полюбившая его дама.

Терзаемый угрызениями совести, испытывая неимоверный стыд перед ближними, Евагрий много молился, прося Бога о ниспослании помощи. И вот однажды, в ночном видении пред ним предстал светлый ангел и повелел поклясться на Евангелии, что он оставит Константинополь. После такого небесного вразумления Евагрий, движимый страхом Божьим, без промедления удалился из города, разорвав узы пленительного влечения навсегда.

Приблизительно в 382 году Евагрий оказался на территории Палестины. Здесь Промысл Божий свёл его с благочестивой подвижницей: преподобной Миланией Старшей (Римляныней).

В своё время Милания, овдовев и потеряв двух из трёх своих сыновей, решила посвятить себя иноческой жизни. Несмотря на сильные протесты со стороны родни она оставила Рим и перебралась в Египет. Здесь, посещая известных подвижников, она обучилась азам аскетического делания, а затем, когда после смерти святителя Афанасия Александрийского местные иноки стали подвергаться притеснениям со стороны ариан, она, вместе с другими изгнанниками, переселилась в Палестину. Около 375-378 года Милания, помощью Божьей, основала на Елеонской горе женскую обитель. Вскоре основанную неподалеку мужскую обитель возглавил Руфин Аквилейский.

Читайте так же:  Молитвы на благополучие в доме

Руфин, как и Милания, проявил к Евагрию сочувствие. Несмотря на готовность этих подвижников оказать ему духовную поддержку, тот колебался, не торопился вставать на монашеский путь.

Вскоре Евагрием овладела новая страсть: ораторское тщеславие. Но здесь в его жизнь вновь вмешалось Божественное Провидение. Первое время Евагрий утаивал причину, по которой был вынужден оставить Константинополь. Когда же он подвергся лихорадке, длившейся около полугода, а врачи оказались бессильными перед болезнью, когда болезнь истощила его телесные силы, святая Милания побудила его признаться и покаяться в содеянном грехе, пообещав молиться за его здоровье. При этом она взяла с него слово, что в случае исцеления он отрешится от суеты мира и примет монашество.

Евагрий пошёл на поправку и уже через несколько дней принял из рук Милании и Руфина монашеское облачение. Заручившись их добрым советом и благословением, он направил стопы в Египет, где к тому времени проживало множество монахов-отшельников и существовала развитая традиция монашеского делания.

Прибыв в Египет в 383 году, Евагрий нашёл себе прибежище в Нитрийской пустыне (располагавшейся в пятидесяти километрах от Александрии).

Эта пустынь сделалась местом его становления как монаха-подвижника. Здесь он прожил в трудах и молитве около двух лет. Допускают, что в продолжении этого времени он пребывал под духовным началом одного из родственников преподобной Мелании, Албания.

Стремясь к более уединенному пустынножительству, Евагрий перебрался в другую пустынь, находившуюся к югу от Нитрии: в Келлии. Здесь он вошёл в общение с прочими подвижниками (по некоторым данным, количество братии в Келлиях могло достигать шестисот человек), здесь провёл остаток земной жизни (около 14 лет).

Согласно древним свидетельствам, в этот период он пребывал под наставничеством двух великих христианских подвижников, двух преподобных Макариев: Александрийского и Египетского.

Первый из них был настоятелем Келлий и вместе священником; второй — основателем и духовным руководителем иноческой общины в пустыне Скит (но при этом он окормлял и братий из Келлий).

Правилами, распространенными среди монахов-келлиотов, дозволялось, время от времени, покидать свою пустынь ради духовных бесед и мудрых наставлений. С этой целью Евагрий регулярно посещал Макария Великого (Египетского). Кроме того он навещал других почитавшихся отцов, например, Иоанна Ликопольского, Дидима Слепца.

Существуют свидетельства, что Евагрий бывал в Александрии, где выступал в роли защитника Православия, борца с ересями.

В обители Евагрий Понтийский сблизился с четырьмя учениками аввы Памво, Длинными братьями: Аммонием, Диоскором, Евфимием и Евсевием. Объединившись, они образовали своего рода кружок монахов-оригенистов. Вскоре Евагрий занял в этом кружке лидирующую роль, у него появились свои последователи и ученики.

По субботним и воскресным дням келья аввы Евагрия наполнялась внимательными слушателями его увещеваний. Помимо отеческих наставлений он отвечал братиям на частные вопросы. Когда требовалось, он общался с ними индивидуально. Помимо иноков его келью посещали паломники из мирян.

Наряду с аскетической и учительской деятельностью авва Евагрий занимался переписыванием рукописей.

Со временем он стал известным подвижником. Отмечают, что Бог одарил его такими благодатными дарами как чудотворение, различение духов, прозорливость.

Свою жизнь Евагрий проводил в посте и молитве. Рассказывают, что его дневной пищевой рацион составлял около 300 граммов хлеба. Масла он потреблял настолько мало, что полулитрового объема ему хватало на три месяца. От овощей и фруктов Евагрий воздерживался, пил крайне мало воды. Спал немного; обычно время его сна занимало только треть ночи; в продолжении же оставшихся двух третей он молился, предавался прогулкам и созерцанию. Усмиряя плоть, он мог подолгу стоять в ледяной воде.

Со временем весть о подвигах и учёности аввы Евагрия дошла до ушей епископов Александрийской Церкви: Тимофея и Феофила. В 90-х годах епископ Феофил хотел было привлечь его к архиерейскому служению, посвятив в епископа Тмуисского, но Евагрий, совершенно не тяготевший к архиерейству, уклонился от посвящения и бежал в Палестину.

Возможно, там он нашёл приют у своих давних друзей: преподобной Мелании и Руфина. Возвратившись спустя какое-то время в Келлии, Евагрий направил Феофилу послание, в котором объяснил причину своего несогласия и поведения.

Став признанным аввой, Евагрий занимался литературным творчеством. Однако из-за его увлечения оригенизмом на Пятом Вселенском Соборе его имя было поставлено в один ряд с анафематствованным Оригеном.

В этой связи значительная часть сочинений Евагрия была предана забвению. Несмотря на Соборное обвинение ряд сохранившихся произведений (в основном аскетической направленности) продолжали пользоваться и до сих пор пользуются популярностью и уважением.

Последние годы земной жизни авва Евагрий страдал от желудочной и мочекаменной болезни. В этой связи ему пришлось умерить строгость поста.

Пред смертью авва Евагрий причастился Святых Христовых Тайн. Умер он на Праздник Богоявления, за несколько месяцев до начала гонений, развернутыж против монахов-оригенистов епископом Феофилом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Смерть Евагрия Понтийского приближенно датируется 399 годом.

О молитве евагрий
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here