Поминальная молитва сюжет

Подробное и точное описание: Поминальная молитва сюжет - святые тексты собранные из всех уголков мира на одном сайте.

Поминальная Молитва

Спектакль снят с репертуара

Программа спектакля «Поминальная Молитва»
1989 год

Умение тонко чувствовать свое время – необходимое качество для любого театрального режиссера! Но когда постановщик делает попытку рассказать о событиях давно минувших дней, то неминуемо рискует. Но почему?!

Все дело в том, что в отличие от современных дней исторические события начала двадцатого века до сих пор вызывают массу противоречивых мнений. И в особенности, если высокое искусство театра касается столь злободневного еврейского вопроса.

Как режиссер-новатор, Марк Захаров всегда славился смелым подходом к созданию своих спектаклей. Не стала исключением и постановка «Поминальная молитва», премьера которой состоялась в 1989 году. Успех спектакля оказался настолько ошеломительным, что в 1993 году появилась телеверсия ленкомовского шедевра, которую смогли увидеть миллионы российских телезрителей.

Но можно ли сегодня утверждать, что успех явился случайностью? Нет, только не в данном случае! Творческий союз таких выдающихся личностей, как Григорий Горин и Марк Захаров был просто обречен на громкий успех. Пьеса, написанная талантливым российским драматургом по мотивам произведений Шолом-Алейхема, была настолько многообещающей, что в успех постановки верили абсолютно все, кто был причастен к работе над спектаклем. Добавьте к этому поистине звездный актерский состав Ленкома, и вы поймете, почему с появлением спектакля «Поминальная молитва» его жаждали увидеть десятки тысячи театралов страны.

Одна из лучших ролей сыгранных на театральной сцене! Приблизительно такими эпитетами восхваляли критики участие в спектакле актера Евгения Леонова. В постановке Евгений Леонов смотрелся действительно бесподобно в роле еврея Тевье. Как впрочем, и другой потрясающий актер ныне ушедший от нас навсегда. Александр Абдулов сыгравший в «Поминальной молитве» роль Менахем-Мендела запомнился многим театралам как невероятно выразительный и образный персонаж. Среди других участников спектакля стоит отметить: Елену Шанину в роли Цейтл; молодую Александру Захарову, сыгравшую Хаву; Александра Сирина в образе Мотла и бесподобную Татьяну Пельтцер в роли Берты.

Но сразу возникает вопрос! Почему столь незамысловатый сюжет пьесы оказался настолько увлекательным? Неужели только участие именитых актеров вызывал к спектаклю повальный зрительский интерес? Разумеется, не только бесподобная игра признанных мэтров сцены как магнитом притягивала зрителей в театр Ленком. Любая история, в которой поднимаются темы об обретении счастье, поиске своего места в жизни и умении несмотря ни на какие национальные и расовые различия оставаться настоящим человеком всегда интересна людям.

В центре внимание спектакля «Поминальная молитва» судьбы нескольких еврейских семей времен царской России. После известных погромов прокатившихся по всей стране в 1905-м году простые евреи пытаются жить и радоваться жизни несмотря ни на что. Их ежедневные заботы и мечты, искренние чаянья и маленькие радости показаны в спектакле с особой трогательностью и любовь. Несмотря на различное вероисповедание и менталитет зрители к удивлению для себя наблюдают сцены из жизни знакомые многим из нас. И то, что вроде бы вначале спектакля казалось далеким и неприемлемым к финалу становится близким и даже родным.

Безусловно, пьеса Григория Горина входит в число самых ярких и незабываемых постановок театра Ленком. И неслучайно на многих театральных сайтах сегодня выложена видеоверсия спектакля «Поминальная молитва», которая до сих пор пользуется неизменным интересом зрителей.

Пьеса Г. Горина в 2 частях по мотивам произведений Шолом-Алейхема Премьера — 1989 г.

Действующие лица и исполнители:

Тевье, молочник — н. а, СССР Е. Леонов, з. а. В. Стеклов
Голда, его жена — Л. Матюшина
Их дочери:
Цейтл — з. а. Е. Шанина
Годл — Л. Артемьева
Хава — А. Захарова, Е. Степанова
Бейлке — А. Семашко, В. Кливлидзе
Шпринце — В. Мурашова
Менахем-Мендл, родственник Тевье — з. а. А. Абдулов
Берта, его мать — н. а. СССР Т. Пельтцер, з. а. М. Лифанова
Лайзер-Вольф, мясник — н. а. В. Ларионов
Степан, плотник — з. а. Б. Чунаев
Мотл, портной — А. Сирин
Перчик, студент — И. Агапов
Федя, писарь — А. Леонов
Ребе, раввин — з. а. В. Корецкий, В. Кузнецов
Священник — н. а. Ю. Колычев, з. а. Б. Никифоров
Урядник — С. Степанченко
Войцек, трактирщик — Б Беккер, А. Карнаушкин
Трактирщица — А. Дорохина
Нахум — Л. Громов
Барышня из города — Т. Захава
Музыкант — С. Рудницкий
Мальчик-скрипач — Леня Горелик
Девочка — Оля Рябинкина
Женский вокализ — И. Мусаэлян
Танец с платками — Л. Громов, Г. Козлов

Постановка н. а. М. Захарова.
Сценография О. Шейнциса.
Режиссер Ю. Махаев.
Костюмы В. Комоловой, Е. Пиотровской.
Музыка М. Глуза.
Хореография С. Воскресенской.

Поминальная молитва
Основан на произведениях Шолом-Алейхема
Автор Григорий Горин
Композитор Михаил Глуз
Режиссёр Марк Захаров
Хореограф Светлана Воскресенская
Актёры Евгений Леонов
Компания Московский театр им. Ленинского комсомола
Длительность 3 часа 30 минут
Страна СССР
Язык русский
Год 1989

«Поминальная молитва» — спектакль театра «Ленком» по одноимённой пьесе Григория Горина (написанной по мотивам произведений Шолом-Алейхема). Спектакль поставлен Марком Захаровым в 1989 году; в 1993 году была создана телевизионная версия спектакля.

Действие происходит в бедной украинской деревне Анатовке начала XX века, в период усилившихся антисемитских настроений и массовых еврейских погромов.

Бедный молочник Тевье цитирует Священное Писание и пытается устроить судьбу своих пяти дочерей с помощью удачного замужества. Услуги традиционной свахи не срабатывают — дочери самостоятельно принимают решение относительно своего будущего — старшая, отказавшись от «выгодной» партии с богатым мясником, выходит за бедного портного по имени Мотл; средняя — за киевского студента-революционера Перчика; а младшая, следуя за любовью к русскому писарю Фёдору, предав веру своего отца, — за православного.

Читайте так же:  Молитва о благополучной продаже

Кульминация спектакля — царский указ, по которому все евреи должны покинуть губернию. Семья Тевье вместе с другими анатовскими евреями собирают свои пожитки, чтобы начинать свою жизнь заново на новом месте.

  • Тевье, молочник — Евгений Леонов / Владимир Стеклов
  • Голда, его жена — Любовь Матюшина
  • Их дочери:
    • Цейтл — Елена Шанина
    • Годл — Людмила Артемьева
    • Хава — Александра Захарова / Елена Степанова
    • Бейлке — Анастасия Семашко / Вера Квливидзе
    • Шпринце — Влада Мурашова
  • Менахем-Мендл, родственник Тевье — Александр Абдулов / Виктор Раков
  • Берта, его мать — Татьяна Пельтцер / Маргарита Лифанова / Елена Фадеева / Вера Орлова
  • Лейзер-Волф, мясник — Всеволод Ларионов
  • Степан, плотник — Борис Чунаев
  • Мотл, портной — Александр Сирин
  • Перчик, студент — Иван Агапов
  • Федя, писарь — Андрей Леонов
  • Ребе, раввин — Владимир Корецкий
  • Священник — Юрий Колычев / Борис Никифоров
  • Урядник — Сергей Степанченко
  • Войцех, трактирщик — Борис Беккер / Александр Карнаушкин
  • Трактирщица — Александра Дорохина
  • Нохум — Леонид Громов / Сергей Чонишвили
  • Барышня из города — Татьяна Захава
  • Музыкант — Сергей Рудницкий
  • Мальчик-скрипач — Лёня Горелик
  • Девочка — Оля Рябинкина
  • Женский вокализ — Ирина Мусаэлян
  • Танец с платками — Леонид Громов
  • Постановка Марка Захарова
  • Сценография Олега Шейнциса
  • Режиссёр Юрий Махаев
  • Костюмы Валентины Комоловой, Елены Пиотровской
  • Музыка Михаила Глуза
  • Хореография Светланы Воскресенской
  • Художник по свету Михаил Бабенко
  • Технический директор Александр Иванов
  • Режиссёр: Виктор Безега
  • Операторы-постановщики: Михаил Игнатов, Эдуард Котовский
  • Операторы: Алексей Смирнов, Александр Исаченков, Евгений Виноградов, Герман Переведенцев

«Поминальная молитва» — четвёртая из шести пьес, созданных Григорием Гориным на основе классической прозы. Создавалась специально для постановки в московском театре им. Ленинского комсомола и была завершена в 1989 году.

Евгений Леонов приступил к репетиции спектакля, ставшего для него последним, спустя четыре месяца после того, как в июле 1988 года, находясь на гастролях в Гамбурге (Германия), перенес тяжёлый инфаркт и последовавшую за ним операцию на сердце. [1] Работая над ролью, Евгений Павлович умышленно отошёл от «еврейских шаблонов», интонаций, предлагая на суд зрителя «человека, которого раздолбала жизнь, распяла, уничтожила». [2]

На ряд ролей были утверждены по несколько актёров. Так, роль молочника Тевье кроме Евгения Леонова играл Владимир Стеклов, пришедший в театр в 1989 году. [3] Попеременно с Александром Абдуловым роль Менахема-Мендла играл Виктор Раков. Небольшую роль Берты, старушки-матери Менахема, специально практически бессловесно написанную для 85-летней Татьяны Пельтцер, играли и другие легенды театра — Вера Орлова, Елена Фадеева (в телеверсии). Однако появление правки в горинском тексте связано именно с Татьяной Ивановной, которая вместо реплики «Редкое имя» произнесла «Редкая фамилия!». Эффект от замены был настолько силён, что фраза прочно вошла в спектакль. [4]

Спектакль очень хорошо был встречен и зрителями, и критикой. Роль Тевье-молочника называли одной из лучших театральных ролей Евгения Леонова. Критика отмечала также Александра Абдулова (Менахем-Мендл) — выразительный и образный персонаж. Среди других участников спектакля зрители и критика отмечали: Елену Шанину (Цейтл); Александру Захарову (Хава); Александра Сирина (Мотл) и Татьяну Пельтцер (Берта).

Ошеломительный успех спектакля привлекал к нему внимание далеко за пределами Москвы. Возможность прикоснуться к постановке получили телезрители благодаря снятой телеверсии 1993 года (творческое объединение «Артель» по заказу телеканала «РТР», режиссёр телеверсии — Виктор Безега). [5]

«Поминальная молитва», запланированная к показу 29 января 1994 года не состоялась — ушёл из жизни Евгений Леонов. Возвратов по билетам не было — зрители молча стояли со свечами перед дверями театра. Спектакль сняли с репертуара. [6]

Цейтл, Годл, Хава, Шпринца, Бейлке – их дочери.

Менахем-Мендл – родственник Тевье, человек без определенных занятий.

Мужики, гости на свадьбе, оркестранты, соседи.

Действие происходит в начале XX века в деревне Анатовка.

«…На моей могиле в каждую годовщину моей смерти пусть оставшийся мой единственный сын, а также мои зятья, если пожелают, читают по мне поминальную молитву.

А если читать молитву у них не будет особого желания, либо время не позволит, либо это будет против их религиозных убеждений, то они могут ограничиться тем, что будут собираться вместе с моими дочерьми, внуками и просто добрыми друзьями и будут читать это мое завещание, а также выберут какой-нибудь рассказ из моих самых веселых рассказов и прочитают вслух на любом понятном им языке.

И пусть мое имя будет ими помянуто лучше со смехом, нежели вообще не помянуто…»

На сцене – все участники спектакля. В центре – артист, исполняющий роль Тевье. Говорит, обращаясь непосредственно в зал.

Артист-Тевье. В деревне Анатовка с давних пор жили русские, украинцы и евреи. Жили вместе, работали вместе, только умирать ходили каждый на свое кладбище… Таков обычай!

Здороваясь, русские снимали шапки. Евреи шапок не снимали никогда. Обычай!

Крик петуха. Стали высвечиваться крыши домов Анатовки. Часть актеров надели картузы. Послышался колокольный перезвон. Часть актеров перекрестились.

У русских был поп. У евреев – ребе. Мудрые люди, между прочим… Знали ответы на все вопросы…

Один из артистов (обращаясь к попу). Батюшка, отчего петух по утрам поет?

Поп. Так ему Бог повелел, сын мой.

Один из артистов. Батюшка, а вот что раньше было: курица или яйцо?

Поп. А раньше, голубчик, все было…

Второй артист (обращаясь к ребе). Ребе, а почему курица не летает?

Читайте так же:  Молитва чтобы дочь любила мать и слушалась

Второй артист. Ребе, а вот почему петух стоит на одной ноге?

Ребе. Не морочь голову… Потому что если он и эту ногу уберет, то наверняка свалится…

Актер-Тевье (в зал). Умные люди были, дай Бог им здоровья. А еще в деревне был урядник. Один на всех! Потому что вера у людей может быть разная, а власть – одна.

Появляется Урядник с гусем.

Урядник. Мужики! Чей гусак без присмотра бегает: православный али иудейский?

Все задумчиво рассматривают гусака, чешут затылки.

Один из артистов. Та вроде наш…

Урядник (с угрозой). А коли хорошо подумать, мужики?

Первый и второй (вместе). Наверное, ваш, ваше благородие…

Урядник. О! Це дило! А я, дурак, гадаю: чей гусак? (Свернул гусаку шею, ушел.)

Актер-Тевье. Справедливый был человек… А еще в деревне жили Степан-плотник, Мотеле-портной, Федька-писарь и молочник Тевье-Тевль. Евреи звали его Тевье, русские – Тевлем. И было у него пять дочерей, две коровы и одна лошадь, такая старая, что могла везти телегу только с горы. А когда дорога шла на подъем, Тевье-Тевль впрягался в телегу сам. (Впрягается в телегу.) И тогда он даже снимал шапку, чтоб не липла к волосам, и со стороны уже было трудно понять, кто идет – иудей или православный. Да и, честно сказать, какая разница, если человек беден и из последних сил тащит свой воз…

Тихо зазвучала музыка. Все разошлись, оставив на сцене Тевье, который отчаянно тянул телегу и что-то бормотал себе под нос.

Ржанье коня. Тевье тащит телегу.

В конце монолога на дороге появился Перчик, молодой человек в студенческой фуражке и со связкой книг в руках. Несколько секунд с улыбкой наблюдал за Тевье.

Перчик. Между прочим, «цыц» будет «цыц»!

Тевье (оглянулся). Вы это кому, молодой человек?

Перчик. Никому! Просто говорю: и по-французски «цыц» будет «цыц». А «холера» – «холера».

Тевье. Вот как? Интересно. Не каждый день встретишь на дороге образованного человека. Откуда шагает такой умный паренек?

Перчик. Паренек шагает издалека.

Тевье. Вижу по башмакам. А если по фуражечке, то, наверное, из самого Киева?

Тевье. А если и меня по имени знаете, стало быть, родом из здешних мест?

Перчик. Родом, реб Тевье, я из той деревни, где много вопросов задают и вопросом на вопрос отвечают.

Тевье. Значит, наш… Из Анатовки. Я и смотрю: лицо знакомое. Не иначе, думаю, отца паренька знал.

Тевье. Кто ж таков? Чем занимался?

Перчик. Отец говорил: дело мое – табак, деньги – дым.

Тевье. Перчик-папиросник? Как же, как же… Хороший был человек, Царство ему Небесное. Сам не курил и другим не советовал… Оттого и по миру пошел со своей табачной лавкой. Но вижу, кое-что оставил, раз сын в университетах учится.

Перчик. На «кое-что» не проживешь… Поэтому иду в деревню подработать.

Тевье. Хорошее дело. В Писании сказано: «Всяк своим трудом кормится»… Только, смотрю, для деревенского труда не очень ты годен. Руки гладкие…

Перчик. Зато язык в мозолях. Им и прокормлюсь. Учительствовать буду… Детей учить… У вас есть дети?

Яркая пьеса Григория Горина «Поминальная молитва» относится к тем произведениям, которые зовутся шедеврами. В ней есть все: и смех, и слезы, и исторический подтекст, и выразительные характеры, и диалоги, которые хочется цитировать, и острейшая, но при этом естественная драматургия. Это эффект снежной лавины, которая начинается с пары легких снежинок, оборачивается большой бедой и низвергается с выдохом облегчения.

Почему-то принято считать, что «Поминальная молитва» — пьеса именно для большой сцены: как здесь обойтись без развеселых еврейских плясок, массовых сцен в русско-украинско-еврейской деревне Анатовке? Однако театр «МОСТ» с легкой руки режиссера Георгия Долмазяна решил поэкспериментировать, воспроизведя жизнь одной еврейской семьи в камерном пространстве.

И вот что оказалось: пьеса Горина обладает еще большим потенциалом, чем мы ожидали. Здесь можно совершенно иначе расставить акценты и получить на выходе действительно невероятно откровенное действо. В отличие от многих существующих постановок, у Долмазяна гораздо больше сакрального, глубокого. Получился спектакль не о евреях, а о Боге и любви. И в таком случае противопоставление трагического и комического выглядит еще ярче, контрастнее.

Казалось бы, как можно в такой реалистичной, понятной и, можно сказать, конкретной пьесе найти место для игровой режиссуры? Но Долмазяну удалось сделать не только исключительно проникновенный спектакль, но и насытить его зрелищными сценами и постановочными выдумками. Чего стоят, например, дырявый ботинок Менахема (Фамиль Велиев) и его манеры пройдохи – утянуть как бы невзначай рюмку в карман? Вообще у Велиева в этой роли какое-то совершенно сногсшибательное обаяние, наивно-трогательное и цепляющее.

Очень живо смотрится находка в образе Лейзера-мясника (Юрий Огульник) в сцене его прощания с Цейтл (Наталья Дедейко), когда Лейзер готовится к поцелую со своей несостоявшейся невестой.

Но если комические сцены выведены с тончайшим юмором, то сцены, полные драматизма, выделены в особый фокус. Акцент всего спектакля смещен на них, и то, что в небольшом зале зритель находится в бóльшем контакте с актерами, производит на первых глубочайшее впечатление. В отличие от множества постановок, где сцены погромов и воссоединения семьи Тевье несколько нивелированы, упрощены, то у Долмазяна они даны размашисто, укрупненно, эмоционально. Так, что зритель как будто проваливается во внутренний мир каждого героя и сопереживает ему с новой, только рожденной силой.

Сценография постановки завораживающе красива. Достаточно простые средства создают оригинальные, захватывающие дух сцены. Зритель видит всего лишь несколько деревянных скамеек, стульев, досок – как сложно из элементарного создать красивые мизансцены! Но авторам спектакля это удалось. Сквозь весь спектакль лейтмотивом проходит персонаж, названный в программке «Голос» — это то ли дух предков еврейского народа, то ли смерть, то ли (смешная догадка!) бабушка Голды, а скорее всего, все сразу. Особенное впечатление производит сцена на колокольне, и визуально, и смыслово, и актерски, и музыкально – это настоящий театральный шедевр!

Читайте так же:  Молитва на совершение дела

Сцена смерти Голды (Людмила Давыдова) также эмоционально сильная, порождающая слезы и комок в горле, не отпускающий до конца спектакля. Голда в исполнении Людмилы Давыдовой – олицетворение дома, уюта и тепла. И от такого бытового образа в этой ключевой сцене Голда возвышается над этим бытом и ей становится доступна какая-то иная реальность. Эти сцены связаны между собой образом порхающих голубей. Ведь голубь – дух, душа, связь с Богом.

И, конечно, молочник Тевье в исполнении Евгения Никулина. Это не просто важнейший персонаж, но и отдельный мир, который вращает вокруг себя все, что происходит в его семье и Анатовке. Его искренние слезы, его смех – это отражение данной ему реальности. Чтобы не рассыпаться во вполне заслуженных комплиментах, отмечу, что Евгений Никулин словно родился в роли Тевье, как будто с самого начала Григорий Горин писал эту роль для него. И как же удачно сошлись звезды, что у зрителя есть возможность увидеть такого Тевье!

Спектакль, несмотря на обилие юмора и светлую развязку, все же больше философский – именно поэтому, в финале, когда вся семья в сборе и в начале нового, неизвестного пути, снова появляется Голда, как символ связи еврейского народа с его прошлым.

Зритель испытывает настоящий катарсис, и на поклонах не дает уйти артистам. То, что они рассказали на сцене, действительно нужно каждому из нас. Это настоящее чудо, рожденное на маленькой сцене. И, кажется, в зале никто уже не сомневается, что от этого спектакля исходит небесный свет невероятной силы.

Спектакль снят с репертуара.

«Поминальная молитва» соткана из неподражаемого юмора и всех оттенков грусти – печально-смешные истории маленьких людей, по судьбам которых проходят неумолимые жернова истории…

На сцене уютный, по-шагаловски игрушечный мир деревеньки Анатовки, где живут Тевье-молочник, его верная Голда, его дочери, друзья и соседи, где «русские, украинцы и евреи вместе жили, вместе работали, вот только умирать уходили каждый на своё кладбище».

Сюжет «Поминальной молитвы» не нов: тяжела жизнь еврея в смутные времена. Но спектакль не об этом. «Поминальная молитва» — о жизни вообще. Жизнь – главный подарок, данный нам Богом. В ней горе и радость мирно уживаются, дети, как им и полагается, взрослеют и уходят, а мир вокруг становится неожиданно хрупким. Об этом молочник Тевье беседует со Всевышним под звуки скрипки…

Продолжительность спектакля: 2 ч. 30 мин. с антрактом

Знаменитая горинская ремарка «Все смеются и плачут» буквально пронизана духом классической прозы Шолом-Алейхема с уникальной тканью еврейского юмора и человеческой мудрости.Так же, как и знаменитая на весь мир история Тевье-молочника, написанная драматургом Григорием Гориным в 1989 году.

Видео (кликните для воспроизведения).

Драма о семье и вере на фоне исторических перемен рисует картину жизни за чертой оседлости в дореволюционной России, в период начала гонений на евреев. Обаятельные жители местечка Анатовка — русские, евреи и украинцы — становятся свидетелями и участниками народных волнений, докатившихся до них с «большой земли». В патриархальный уклад их и без того небогатой и трудной жизни врываются новые трагедии. «Да, мы Богом избранный народ, но иногда выбирай кого-нибудь другого», — эти слова молочника Тевье как нельзя лучше говорят о непосильных переживаниях. Но выстоять помогают любовь, вера и природное чувство юмора. Когда уже нет слез — пора смеяться, а что нам остается еще делать?

Прочитать отзывы о спектакле и поделиться своими впечатлениями Вы можете на сайтах Афиша и Ваш Досуг

Описание и краткое содержание «Поминальная молитва» читать бесплатно онлайн.

Тевье – молочник.

Голда – его жена.

Мотл – портной.

Перчик – студент.

Федор – писарь.

Менахем-Мендл – родственник Тевье, человек без определенных занятий.

Степан – плотник.

Лейзер-Волф – мясник.

Войцек – трактирщик.

Мать Менахема.

Мужики, гости на свадьбе, оркестранты, соседи.

Действие происходит в начале XX века в деревне Анатовка.

«. На моей могиле в каждую годовщину моей смерти пусть оставшийся мой единственный сын, а также мои зятья, если пожелают, читают по мне поминальную молитву.

А если читать молитву у них не будет особого желания, либо время не позволит, либо это будет против их религиозных убеждений, то они могут ограничиться тем, что будут собираться вместе с моими дочерьми, внуками и просто добрыми друзьями и будут читать это мое завещание, а также выберут какой-нибудь рассказ из моих самых веселых рассказов и прочитают вслух на любом понятном им языке.

И пусть мое имя будет ими помянуто лучше со смехом, нежели вообще не помянуто. »

Шолом-Алейхем (из «Завещания»)1915 г.

На сцене – ВСЕ УЧАСТНИКИ СПЕКТАКЛЯ. В центре – АРТИСТ, исполняющий роль Тевье. Говорит, обращаясь непосредственно в зал.

Артист-Тевье

В деревне Анатовка с давних пор жили русские, украинцы и евреи. Жили вместе, работали вместе, только умирать ходили каждый на свое кладбище. Таков обычай!

Читайте так же:  Молитва чтобы муж отстал навсегда

Здороваясь, русские снимали шапки. Евреи шапок не снимали никогда. Обычай!

Крик петуха. Стали высвечиваться крыши домов Анатовки. Часть актеров надели картузы. Послышался колокольный перезвон. Часть актеров перекрестились.

У русских был поп. У евреев – ребе. Мудрые люди, между прочим. Знали ответы на все вопросы.

Один из артистов

Батюшка, отчего петух по утрам поет?

Так ему Бог повелел, сын мой.

Один из артистов

Батюшка, а вот что раньше было: курица или яйцо?

А раньше, голубчик, все было.

Второй артист

Ребе, а почему курица не летает?

Второй артист

Ребе, а вот почему петух стоит на одной ноге?

Не морочь голову. Потому что если он и эту ногу уберет, то наверняка свалится.

Умные люди были, дай Бог им здоровья. А еще в деревне был урядник. Один на всех! Потому что вера у людей может быть разная, а власть – одна.

Появляется Урядник с гусем.

Мужики! Чей гусак без присмотра бегает: православный али иудейский?

Все задумчиво рассматривают гусака, чешут затылки.

Один из артистов

А коли хорошо подумать, мужики?

Первый и второй

Наверное, ваш, ваше благородие.

О! Це дило! А я, дурак, гадаю: чей гусак?

Справедливый был человек. А еще в деревне жили Степан-плотник, Мотеле-портной, Федька-писарь и молочник Тевье-Тевль. Евреи звали его Тевье, русские – Тевлем. И было у него пять дочерей, две коровы и одна лошадь, такая старая, что могла везти телегу только с горы. А когда дорога шла на подъем, Тевье-Тевль впрягался в телегу сам.

И тогда он даже снимал шапку, чтоб не липла к волосам, и со стороны уже было трудно понять, кто идет – иудей или православный. Да и, честно сказать, какая разница, если человек беден и из последних сил тащит свой воз.

Тихо зазвучала музыка. Все разошлись, оставив на сцене Тевье, который отчаянно тянул телегу и что-то бормотал себе под нос.

Ржанье коня. Тевье тащит телегу.

Боже милосердный, всех кормящий и насыщающий! Если Ты создал человека человеком, а лошадь лошадью, то разве справедливо, что человек тянет оглобли, а эта холера плетется сзади и ржет? Знаю, что ответишь: «Не ропщи, ибо путь каждого записан в Книге Судеб. » Это так! Но важно, на какой странице. Я к тому, что если Тебе было угодно создавать сперва бедных, а потом богатых, то я был готов встать во вторую очередь. Мне не к спеху! Как говорится, лучше последним на свадьбе, чем первым на похоронах. И кому было б плохо, если б я был богат? Не сказано ли в Писании: «Рука дающего да не оскудеет». Тобою данное. Тебе бы и вернулось. Короче! Я бы отдал половину денег молящимся, половину – кладбищенским нищим. И только последнюю половину взял бы себе. И то сказать, не себе – дочкам на приданое. Ну, еще жене на платье. Коровам на сено. Лошади на овес.

. Вот! Самому-то мне ничего не надо. На тарелку супа и хлеб всегда заработаю, а больше – зачем? Сказано мудрыми: «И богатые червонцы не глотают, и бедные камни не едят. » И будь я хоть трижды богач Ротшильд, все равно ходил бы в этом рваном камзоле и старых сапогах. Не доить же коров во фраке.

Нет, коняка, хорош бы был Ротшильд, если бы вышел запрягать тебя в цилиндре и лаковых штиблетах. Да еще гаркнул по-французски: «Цыц! Холера на твою голову!»

А как же будет по-французски «Цыц, холера?!». Не знаю. Поэтому все в мире правильно. Ротшильд – это Ротшильд, Тевье – Тевье, а лошадь – лошадь! И сказано в Писании: «Не по своей воле живет человек»!

Впрочем, Боже, что я толкую Тебе о Святом Писании. Кто из нас читал, а кто диктовал.

В конце монолога на дороге появился Перчик, молодой человек в студенческой фуражке и со связкой книг в руках. Несколько секунд с улыбкой наблюдал за Тевье.

Между прочим, «цыц» будет «цыц»!

Вы это кому, молодой человек?

Никому! Просто говорю: и по-французски «цыц» будет «цыц». А «холера» – «холера».

Вот как? Интересно. Не каждый день встретишь на дороге образованного человека. Откуда шагает такой умный паренек?

Вижу по башмакам. А если по фуражечке, то, наверное, из самого Киева?

А если и меня по имени знаете, стало быть, родом из здешних мест?

Родом, реб Тевье, я из той деревни, где много вопросов задают и вопросом на вопрос отвечают.

Значит, наш. Из Анатовки. Я и смотрю: лицо знакомое. Не иначе, думаю, отца паренька знал.

Кто ж таков? Чем занимался?

Отец говорил: дело мое – табак, деньги – дым.

Перчик-папиросник? Как же, как же. Хороший был человек, царство ему небесное. Сам не курил и другим не советовал. Оттого и по миру пошел со своей табачной лавкой. Но вижу, кое-что оставил, раз сын в университетах учится.

На «кое-что» не проживешь. Поэтому иду в деревню подработать.

Хорошее дело. В Писании сказано: «Всяк своим трудом кормится». Только, смотрю, для деревенского труда не очень ты годен. Руки гладкие.

Зато язык в мозолях. Им и прокормлюсь. Учительствовать буду. Детей учить. У вас есть дети?

Этим богатством Бог не обидел. Пятеро.

Ну вот и возьмите. Много не попрошу: харчи да ночлег.

Харчей не жалко. Лишняя тарелка стол не перевернет. А вот ночлег. Тут подумать надо. Дочки у меня! Три – на выданье. Пусти козла в огород – он зараз научит капусту крошиться.

Читайте так же:  Молитва от деменции

Мудрый вы человек, реб Тевье. Без приговорки слова не скажете. Только ведь и я анатовский. Закон знаю: «Вошел в чужой дом – садись, где стул поставят. »

В голосовании могут принимать участие только зарегистрированные посетители сайта.

Поминальная молитва
Основан на произведениях Шолом-Алейхема
Автор Григорий Горин
Композитор Михаил Глуз
Режиссёр Марк Захаров
Хореограф Светлана Воскресенская
Актёры Евгений Леонов
Компания Московский театр им. Ленинского комсомола
Длительность 3 часа 30 минут
Страна СССР
Язык русский
Год 1989

«Поминальная молитва» — спектакль театра «Ленком» по Григория Горина (написанной по мотивам произведений Шолом-Алейхема). Спектакль поставлен Марком Захаровым в 1989 году; в 1993 году была создана телевизионная версия спектакля.

Действие происходит в бедной украинской деревне Анатовке начала XX века, в период усилившихся антисемитских настроений и массовых еврейских погромов.

Бедный молочник Тевье цитирует Священное Писание и пытается устроить судьбу своих пяти дочерей с помощью удачного замужества. Услуги традиционной свахи не срабатывают — дочери самостоятельно принимают решение относительно своего будущего — старшая, отказавшись от «выгодной» партии с богатым мясником, выходит за бедного портного по имени Мотл; средняя — за киевского студента-революционера Перчика; а младшая, следуя за любовью к русскому писарю Фёдору, предав веру своего отца, — за православного.

Кульминация спектакля — царский указ, по которому все евреи должны покинуть губернию. Семья Тевье вместе с другими анатовскими евреями собирают свои пожитки, чтобы начинать свою жизнь заново на новом месте.

  • Тевье, молочник — Евгений Леонов / Владимир Стеклов
  • Голда, его жена — Любовь Матюшина
  • Их дочери:
    • Цейтл — Елена Шанина
    • Годл — Людмила Артемьева
    • Хава — Александра Захарова / Елена Степанова
    • Бейлке — Анастасия Семашко / Вера Квливидзе
    • Шпринце — Влада Мурашова
  • Менахем-Мендл, родственник Тевье — Александр Абдулов / Виктор Раков
  • Берта, его мать — Татьяна Пельтцер / Маргарита Лифанова / Елена Фадеева / Вера Орлова
  • Лейзер-Волф, мясник — Всеволод Ларионов
  • Степан, плотник — Борис Чунаев
  • Мотл, портной — Александр Сирин
  • Перчик, студент — Иван Агапов
  • Федя, писарь — Андрей Леонов
  • Ребе, раввин — Владимир Корецкий
  • Священник — Юрий Колычев / Борис Никифоров
  • Урядник — Сергей Степанченко
  • Войцех, трактирщик — Борис Беккер / Александр Карнаушкин
  • Трактирщица — Александра Дорохина
  • Нохум — Леонид Громов / Сергей Чонишвили
  • Барышня из города
  • Музыкант — Сергей Рудницкий
  • Мальчик-скрипач — Лёня Горелик
  • Девочка — Оля Рябинкина
  • Женский вокализ — Ирина Мусаэлян
  • Танец с платками — Леонид Громов
  • Постановка Марка Захарова
  • Сценография Олега Шейнциса
  • Режиссёр Юрий Махаев
  • Костюмы Валентины Комоловой, Елены Пиотровской
  • Музыка Михаила Глуза
  • Хореография Светланы Воскресенской
  • Художник по свету Михаил Бабенко
  • Технический директор Александр Иванов
  • Режиссёр: Виктор Безега
  • Операторы-постановщики: Михаил Игнатов, Эдуард Котовский
  • Операторы: Алексей Смирнов, Александр Исаченков, Евгений Виноградов, Герман Переведенцев

«Поминальная молитва» — четвёртая из шести пьес, созданных Григорием Гориным на основе классической прозы. Создавалась специально для постановки в московском театре им. Ленинского комсомола и была завершена в 1989 году.

Евгений Леонов приступил к репетиции спектакля, ставшего для него последним, спустя четыре месяца после того, как в июле 1988 года, находясь на гастролях в Гамбурге (Германия), перенес тяжёлый инфаркт и последовавшую за ним операцию на сердце. [1] Работая над ролью, Евгений Павлович умышленно отошёл от «еврейских шаблонов», интонаций, предлагая на суд зрителя «человека, которого раздолбала жизнь, распяла, уничтожила». [2]

На ряд ролей были утверждены по несколько актёров. Так, роль молочника Тевье кроме Евгения Леонова играл Владимир Стеклов, пришедший в театр в 1989 году. [3] Попеременно с Александром Абдуловым роль Менахема-Мендла играл Виктор Раков. Небольшую роль Берты, старушки-матери Менахема, специально практически бессловесно написанную для 85-летней Татьяны Пельтцер, играли и другие легенды театра — Вера Орлова, Елена Фадеева (в телеверсии). Однако появление правки в горинском тексте связано именно с Татьяной Ивановной, которая вместо реплики «Редкое имя» произнесла «Редкая фамилия!». Эффект от замены был настолько силён, что фраза прочно вошла в спектакль. [4]

Спектакль очень хорошо был встречен и зрителями, и критикой. Роль Тевье-молочника называли одной из лучших театральных ролей Евгения Леонова. Критика отмечала также Александра Абдулова (Менахем-Мендл) — выразительный и образный персонаж. Среди других участников спектакля зрители и критика отмечали: Елену Шанину (Цейтл); Александру Захарову (Хава); Александра Сирина (Мотл) и Татьяну Пельтцер (Берта).

Ошеломительный успех спектакля привлекал к нему внимание далеко за пределами Москвы. Возможность прикоснуться к постановке получили телезрители благодаря снятой телеверсии 1993 года (творческое объединение «Артель» по заказу телеканала «РТР», режиссёр телеверсии — Виктор Безега). [5]

Видео (кликните для воспроизведения).

«Поминальная молитва», запланированная к показу 29 января 1994 года не состоялась — ушёл из жизни Евгений Леонов. Возвратов по билетам не было — зрители молча стояли со свечами перед дверями театра. Спектакль сняли с репертуара. [6]

Поминальная молитва сюжет
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here