Рафаил карелин о молитве

Подробное и точное описание: Рафаил карелин о молитве - святые тексты собранные из всех уголков мира на одном сайте.

В данном материале мы разместили поучения, цитаты, высказывания Архимандрита Рафаила Карелина о молитве.
Очень поучительный и познавательный материал.

Мужчина и женщина психологически дополняют друг друга, но надо, чтобы семья имела четкую структуру. Образно говоря, мужчина занимает место ума в организме семьи, а жена – сердца. Если сердце будет пренебрегать головой, то запутается в своих страстях и эмоциях; если голова будет пренебрегать сердцем, то станет холодной и бездушной.
Жена обязана уважать своего супруга, и последнее слово предоставлять ему. Супруг должен любить свою жену и заботиться о ней, как о собственном теле, а любовь, даже в первенстве не унижает другое лицо, а, наоборот, считает свое первенство возможностью для создания счастья другого.
Супружество – это единство, но в самом единстве есть свои различия и особенности. Если сравнить супружество с пламенем, то мужчина это свет огня, а женщина – это тепло.»
Архимандрит Рафаил Карелин

В данном материале мы разместили поучения, цитаты, высказывания Архимандрита Рафаила Карелина о молитве. Очень поучительный и познавательный материал

  • Молитва – это невидимая лестница, по которой человеческая душа восходит к небу. Молитва – это те духовные камни, из которых Ангелы строят вечный дом для нашей души. Молитва – те чудные семена, посеянные в сердце, из которых в вечности произрастают райские цветы. Поэтому святые Отцы и называли молитву царицей всех добродетелей.
  • Молитвы, которые Церковь сохранила нам, которые мы читаем по книгам, сложены святыми Отцами. Это – вопль, исходивший из их сердец, это – чистейшее дыхание их чистейших душ. Святые Отцы лучше нас видели тайны духовного мира, видели свои собственные души и в черных безднах падения, и в ослепительном свете преображения. Поэтому молитвы, составленные ими, имеют огромную духовную силу.
  • Слова молитв, написанные в книгах, эти слова – не чужие для нас. Если мы будем читать их внимательно, стараясь слить с ними наш ум и сердце, то они станут нашими собственными молитвами. Но мы должны, кроме того, учиться беседовать с Богом и своими словами: просить Бога о наших повседневных нуждах, благодарить Его за все. Святой Иоанн Кронштадтский говорит: «После молитвенного правила скажи Господу хотя бы несколько своих собственных слов. Как приятна будет Богу эта молитва! как отцу приятен лепет маленького младенца».
  • Говорить лишнее в молитве – значит просить у Бога неполезного нам. Говорить лишнее в молитве – значит указывать Богу, как и когда исполнить ее. Быть многословным – значит составлять свои молитвы так, как составляют стихи, точно мы хотим подействовать на Бога своим красноречием. А здесь только одно нужно – искренность и непосредственность. Наша молитва должна быть произносима языком нашего сердца. Только лишь язык сердца слышен на небе.
  • Братия и сестры! Какие должны быть условия для правильной молитвы? Это прежде всего приуготовление к молитве. Мы должны отрешить ум свой от всего преходящего и суетного, от всех повседневных дел. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Как на крыльях поднимись ввысь, над землей, и ты будешь безопасен от всех врагов твоих». Затем мы должны представить, с Кем мы беседуем, в присутствии Кого находимся, с Кем начинаем свою речь – с Творцом неба и земли, с Повелителем Ангелов, Он в это мгновение внимает нам. Затем у нас должна быть надежда, что Господь исполнит наши молитвы. Господь всесилен, Он все может. Господь – Любовь неизреченная. Поэтому Он хочет даровать нам блага больше, чем мы сами желаем добра себе. Молитва должна быть как можно более внимательной. Вступая в молитву, мы как бы вступаем в духовную битву; и тогда целая туча помыслов возникает в нас, окружает наш ум («как тучи мошек», по словам святителя Феофана Затворника). В сердце нашем на молитве пробуждаются страсти.
  • Братия и сестры! Какие у молитвы враги? Это прежде всего – гордость. Гордый не может молиться. Гордый требует даров от Бога, как бы заслуженных им. Гордый старается сразу взойти на высокие духовные степени, совершенно не соответствующие его жизни. Гордый требует от молитвы чуда, ждет его и поэтому часто обманывается в своих гордых надеждах. Некоторые говорят о том, что они на молитве слышат какие-то голоса, исходящие от икон, видят своими глазами Спасителя. Братия и сестры! Это – обольщение от демона и наказание за гордость. В молитве человек должен искать лишь только одного – прощения своих грехов. Гордый же, молясь, считает, что он уже святой.
  • Братия и сестры! Некоторые спрашивают: почему, если Господь Благ и Всемогущ, Он так долго не исполняет наших молитв? Но, во-первых, Господь не исполняет наших молитв, когда мы просим того, что неполезно нам. Затем Господь не исполняет наших молитв, если мы молимся не так как надо, – небрежно. Господь не исполняет наших молитв иногда ради того, чтобы удержать нас в молитве. Он знает наше себялюбие. Когда мы получим просимое от Него, то отойдем, как прокаженные, которые, получив исцеление, даже не оглянулись на Христа Спасителя (Лк. 17, 12–19).

Св. Игнатий (Брянчанинов) рассказывает о том, как однажды к нему пришел афонский монах. Святитель с радостью принял странствующего инока, желая узнать о его молитвенном подвиге. Расспросил и, к удивлению и ужасу своему, услышал, что когда тот молится, то представляет перед глазами своими Спасителя и Божию Матерь. Св. Игнатий решил предостеречь обольщенного: «Я советую тебе не останавливаться на ночь на втором этаже» – сказал он. Удивился монах этому и спросил: «Почему, Владыко?» Святитель ответил: «Вдруг тебе покажется, что Ангелы пришли за тобой и хотят понести тебя на Афон, ты упадешь со второго этажа и разобьешься».

Монах сказал: «Да, действительно, у меня были такие помыслы, что Господь может в мгновение ока перенести меня на Афон!»

Тогда Игнатий (Брянчанинов) попросил его: «Попробуй молиться, не представляя ничего перед собой, а только лишь зная и веря, что Бог слышит тебя, и расскажи мне, что из этого получится».

И через некоторое время этот человек пришел к Святителю в смятении: «У меня была раньше такая горячая молитва, а теперь я как будто потерял Бога!» – говорил он.

Но на самом деле не Бога он потерял, а потерял свои грезы, образы, рисуемые его фантазией, иными словами – освободился от страшного обольщения, которое легко могло привести его к гибели.

Читайте так же:  Сильнейшие защитные молитвы

Итак, братия и сестры! Когда молитесь, то ум ваш должен быть прост и, если можно так выразиться, – прозрачен.

Помните: молитва – это, прежде всего, плач о грехах. Чтобы молитва была истинной, не прелестной, она должна быть исполнена чувством покаяния.

Один из Отцов говорил: «Смирение – это тот мысленный Синай, на котором Господь является человеку!»

Поделись темой в соц сетях, на свою страничку

Опубликовал Просто Оксана в дневнике По пути из крестильного чана. . Просмотры: 770

Вопрос (автор тот же, что и у предыдущего вопроса): Когда пытаюсь держать сознание в сердце и собирать туда напряжением все силы души, как советует святитель Феофан, прихожу со временем в какое-то истощение, появляется окаменелость сердца, а порой сердце закрывается и не впускает моё сознание и силы души войти в себя. Когда пытаюсь молиться в таком окамененном состоянии сердца, молитва до сердца не доходит, строятся и насильно вторгаются различные богопротивные образы и мечтания.

Очень часто при таких напряжённых состояниях расстраиваюсь душой, начинают одолевать различные навязчивые помыслы, в том числе и хульные, уныние, отчаяние, безысходность, становлюсь раздражительным, претупляюсь умом и становлюсь невнимательным в житейских делах, делаю всё с каким-то напряжением и постоянным страхом, подымается буря страстей и всё это не могу контролировать. В таких случаях, когда я не могу пребывать в своём сердце и выхожу из него, чувствуется какая-то расслабленность, несобранность, рассеянность и претупление совести и духовных чувств, безразличие к окружающим, становлюсь как будто потерянным и боюсь даже хоть как-то касаться своего сердца и воздействовать на него.

Понимаю, что это попускается мне из-за того, что не борюсь добросовестно и до конца с моей основной страстью (блудной похотью), которая мучает меня очень давно и имею пристрастие к своей девушке, допускаю различные нецеломудренные поступки в отношение её. Как избежать таких состояний и расстройств, как взять себя в руки, с чего начать исправление? Как вы можете оценить моё данное состояние?

Посоветуйте мне пожалуйста хорошее руководство о молитве и трезвении, о борьбе с грехами и страстями.

Ответ: Прежде чем продолжу отвечать на ваши вопросы, хотел бы отметить, что обращаясь к вам, я допускаю некоторую обобщенность и отвлечения. Итак, переходим ко второму вопросу.

Я считаю, что главным камнем преткновения на вашем духовном пути является постоянный разрыв между молитвенным деланием и повседневным образом жизни. Руководствуясь святоотеческими наставлениями, которые чаще всего обращены к монашествующим и вообще людям, уже продвинутым в духовной жизни, вы стараетесь усилиями воли сосредоточить свой ум и подчинить его молитве, а надо подчинить и покорить молитве всю свою жизнь.

Ваш ум, как и вообще ум современного человека, наполнен самой разнообразной информацией, и вы продолжаете увеличивать ее. В этом отношении вы похожи на труженика, который несет в гору мешок с камнями, спотыкается и падает под его тяжестью, но продолжает собирать по дороге новые камни – в таком состоянии трудно уму сосредоточиться на молитве.

В вашем сердце спокойно продолжают обитать страсти, большей частью скрытые от вас, а вы через чтение литературы и «пиршество» у компьютера, как театра на дому, питаете их. Во время молитвы вы пытаетесь ум, загруженный и оземленный информацией, насильно вводить в сердце, живущего страстями, как будто забиваете тупой гвоздь в каменную стену. Надо сказать, что читать литературу, даже духовную, намного легче, чем молиться. Ум при чтении похож на реку, которая свободно растекается по равнине, а во время молитвы – на стремительный поток в горах, сжатый высокими берегами. Этот поток как бы напрягает силы, чтобы вырваться из каменного плена.

Вы приучили ум к чтению, как интеллектуальному наслаждению. Чтение приучает ум витать в миру грез и фантазий, а на молитве он должен предстоять чистым от помыслов и образов перед Богом. Вы хотите, не изменяя образа жизни и не обуздав в какой-то мере своих страстей, соединить ум с сердцем, забывая о различии между вами и подвижниками, которые стяжали чистоту помыслов и смирение сердца, страшные для бесов. В результате получается взрыв, то есть психический шок, который проявляется в нервозности, безпричинном раздражении, быстрой смене настроений, окаменении сердца и мертвом равнодушии к людям, непонятной плаксивости, сменяющейся истеричным смехом, а по временам в остром желании покончить жизнь самоубийством, и этим положить всему конец.

Как исправить это состояние? Я уже говорил и еще повторю: надо наложить пост на собственный интеллект, а не превращать его в ненасытное чрево, которое, получив пищу, продолжает кричать: «Я хочу еще». Необходимо бороться с гордостью, которая убеждает человека, что он достоин высоких духовных состояний, которых достигли святые. Надо стяжать покаянный дух – постоянный суд над собой, прежде Божьего суда. Нужно следить за страстными движениями сердца, а для этого надо полюбить молчание и стараться, когда возможно, оставаться наедине с самим собой.

При лечении физической болезни, прежде всего надо очистить организм от накопившихся ядов, которые отравляют кровь, определить и устранить причины болезни. Для лечения страстей так же следует определить их причины и бороться с ними, как учит преподобный Иоанн Лествичник: «Убей мать и умрет дочь». Без этого Иисусова молитва не привьется к душе, как корень растения – к камню.

Обучение Иисусовой молитве в наше время должно проходить постепенно и осторожно. Когда преподобный Симеон Столпник хотел воздвигнуть свой столп, то во сне услышал голос: «Рой глубже», то есть сначала позаботься о прочном основании. Таким основанием для Иисусовой молитвы является смирение, а если возможно, то послушание.

Надо начать с внешнего, а затем переходить к внутреннему. Начните с внешней молитвы. Держите внимание на движении губ, которые произносят слова молитвы – так учил Глинский духовник Серафим Романцев, причисленный к лику святых. Когда вы почувствуете, что ум и сердце приходят в порядок, помыслы утихают и душа по временам испытывает покой, то можете переходить к следующему этапу. Второй этап – во время молитвы держать внимание на гортани под кадыком, на том месте, где рождается слово – так советовал священноинок Дорофей в своей книге «Цветник рукописный». Эту книгу русского священноинока высоко ценил святой Игнатий Брянчанинов, а известный старец последнего времени схиигумен Савва Остапенко рекомендовал ее как руководство для приступающих к Иисусовой молитве.

Читайте так же:  Молитва Святая Блаженная Матрона Московская

Через определенное время, сам ум, без какого нибудь искусственного напряжения будет опускаться к сердцу. Тогда можно предстоять умом в сердце Богу по учению Феофана Затворника. Надо помнить, что нам запрещено искусственно искать мистический центр сердца – «сердечное место». Эту сокровенную обитель, как нежданный дар, открывает человеку только благодать Божия.

Мы говорили о двух учителях молитвы святых Игнатия Брянчанинове и Феофане Затворнике. Они жили сравнительно недавно, но за этот период произошло столько событий, потрясших землю, что нас разделяет целая эпоха.

В современном мире духовном отношении происходит постоянный спад; религия занимает все меньше места в сердце и жизни человека и превращается только во внешнюю форму. А нравственность даже нельзя назвать спадом – это обвал. То, что еще недавно считалось гнусным и отвратительным, звучало как брань и оскорбление, – теперь оправдывается, берется под защиту и все больше внедряется в быт человечества.

Творение Иисусовой молитвы – это искание небесной красоты, а путь к ней проходит через сердце человека, загрязненное омерзительными грехами. Стремление к вечной духовной красоте, путь к ней, борьба за нее, является для нашего современника преодолением собственного уродства. Поэтому в настоящее время в делании Иисусовой молитвы требуется намного большая осторожность и постепенность, чем даже десятки лет назад.

Хотя принципы делания Иисусовой молитвы остаются теми же самыми что и раньше, но сама подготовка к молитве, ее первоначальный этап и дальнейшее хранение сердца от внешних соблазнов, требуют значительно большей продолжительности, терпения и усилия. В некоторых случаях следует ограничить даже чтение религиозной литературы, которая прямо не относится к молитве и внутренней жизни, чтобы сохранить больше духовных сил и энергии для самой молитвы. Возрастание в молитве происходят медленно и постепенно: все, что строится быстро – непрочно и может разрушиться внезапно.

Надо помнить, что для вечного спасения необязательно достигнуть высоких степеней молитвы. Можно оставаться и на первоначальных степенях: Имя Иисуса Христа просветит, исходатайствует прощение и спасет нас.

Опубликовал Просто Оксана в дневнике По пути из крестильного чана. . Просмотры: 889

После гордости второй опасностью для молитвы является блуд во всех его проявлениях. К сожалению, современный человек все более подчиняется этой страсти, и даже перестает понимать ее греховность. Голос ангела-хранителя напоминает человеку о смерти, а голос демона – о блудных наслаждениях. Господь сказал: «Блажены чистые сердцем, так как они Бога узрят». А Иисусова молитва – это путь к созерцанию Бога через внутреннее око сердца. Не семейная жизнь мешает Иисусовой молитве, а скрытый или явный культ секса.

Любодеяние – это грабитель, который оставляет человека нагим и нищим; оно может за несколько мгновений превратить здание, которое строилось много лет, в кучу пепла, это огонь, попаляющий дух, как пламя – крылья бабочки, которая неосторожно приблизилась к нему.

Не только после явного блуда, но и после нецеломудренного поведения старцы советуют некоторое время вместо Иисусовой молитвы читать мытареву молитву: «Боже, милостив буди, мне грешному. Боже, очисти мя, грешнаго».

Вообще дружба с женщиной оправдана тогда, когда есть серьезное намерение создать с ней христианскую семью. А платоническая любовь, по словам Святителя Григория Богослова, это «некрасивая любовь ради красивого тела», или заторможенная страсть, дающая некое сексуальное наслаждение, в котором не хочет признаться перед самим собой человек, это огонь, спрятанный в соломе.

Преподобный Иоанн Лествичник даже советует соблюдать осторожность в молитве и не слишком усердно молиться за женщину, к которой питаешь тяготение и привязанность.

Говоря об опасностях духовной жизни человека, следует особо остановиться на таком демоническом состоянии, которое у святых отцов называется прелестью, то есть, ложью, заблуждением, обольщением высшей степени, состоянием, граничащим с безумием.

Видео (кликните для воспроизведения).

Начало прелести – вера в свои особенные духовные дарования и достоинства, в собственное мессианство, в способность прорицать будущее и творить чудеса. Это состояние делает человека незащищенным и открытым для влияния темных сил. Подобное ищет подобного: сатана вступает в контакт с обольщенной душой, и человеческая гордыня переходит в состояние гордыни падшего ангела. Человек принимает мертвящий и холодный свет люцифера за божественные озарения, а пламя своих возбужденных страстей – за теплоту благодати. Демон, обладающий огромной информацией всего, что творится в миру, открывает обольщенному то, что вероятно должно случиться. Человек начинает видеть «вещие» сны, которые большей частью исполняются, и вера в самого себя становится религией и культом этого несчастного.

Демон – дух тоски и отчаяния; он не может дать человеку мира и покоя, но под его влиянием человек испытывает по временам какой-то жгучий восторг, похожий на воспаленное сладострастие; это состояние кажется ему блаженством, которое он не променял бы ни на что, и свидетельством собственной святости. Однако полностью душу человека нельзя обмануть и поэтому у обольщенного наступают периоды внезапной тоски, подобные провалам в темную бездну. Душа чувствует, какая страшная сила захватила ее в плен и властвует над ней, паутина какого чудовищного паука оплела ее: она кричит от ужаса, но эти глухие вопли только на короткое время достигают сознания человека – и опять волны духовной лжи захлестывают ее. Медиум демонических сил воображает себя провидцем, ясновидящим и пророком. Демон возносит его в мечтах над миром, и это переживание своей мнимой духовной высоты и превосходства дает душе мрачную, темную радость, и чувство упоения своим величием.

Какие внешние признаки этого состояния? – Дикая самоуверенность: человек считает, что он не нуждается ни в чем – ни в учении, ни в совете, что ему все непосредственно открывает Бог; он с упоением рассказывает о своих подвигах, о чудесах, которые якобы совершал, берется исцелять болезни и изгонять демонов из одержимых. Надо сказать, что нередко демон, как бы насмехаясь над своей жертвой, кричит из одержимого: «Святой человек изгоняет меня! Я ухожу, не в силах сопротивляться его молитве!» и это еще больше утверждает обольщенного в своей святости и власти над бесами.

Читайте так же:  Как прогнать демона молитва

Находящиеся в прелести обычно не терпят возражений. Они быстро впадают в гнев и ярость, но иногда реагируют по-другому – холодным высокомерием, как к ничтожным людям, которые не способны увидеть и понять их духовных дарований. Иногда одержимые считают себя выше всех законов и правил, свободными делать, что хотят, и даже совершают блуд, говоря, что они действуют не по страсти, а по внушению свыше.

Иногда эти люди надевают на себя личину юродивых и при этом совершают разные непотребности и похабства; иногда стремятся к уединению и затвору. Бывали случаи, когда из такого затвора доносились голоса: один человеческий, а другой демона, который говорил через того же человека, как будто они беседовали друг с другом. Бывали случаи, когда обольщенных находили повесившимся в их затворе.

Однако духовная гордость, которую замечает в себе человек или мечтательные картины, захватившие его сознание, еще не говорят о состоянии прелести. Где есть видение своих грехов и покаяние, где имеется страх не впасть в прелесть – там еще нет самой прелести. Это могут быть бесовские испытания, через которые должен пройти человек, чтобы приобрести духовный опыт. Находящийся в прелести как раз не может допустить мысли, что он в прелести – для него это звучит как кощунство. Но мы сами не должны производить суд над такими людьми: глубина человеческого сердца, потенциал добра и зла, глубина заблуждения ведомо только Богу. Мы не знаем, перешел ли он ту черту, после которого нет возврата, поэтому должны молиться за таких людей, чтобы Господь совершил над ними чудо.

Святитель Игнатий Брянчанинов, описывая состояние прелести, приходит к неожиданному выводу, что все мы находимся в состоянии прелести, только в различной степени, и наибольшей прелестью одержим тот, кто уверен, что он свободен от этого диавольского наваждения. Поэтому нам необходимо делать самопроверку – нет ли у нас симптомов такой болезни.

Первым существом, которое оказалось в прелести, был сатана – падший архистратиг, Первоангел, ставший перводемоном, Денница, потерявший свет и превратившийся во мрак, Вождь ангелов, сделавшийся властителем бездны. Из Воеводы небесного воинства сатана превратился в мятежника и несостоявшегося похитителя Божественного достоинства. Сатана царствует в аду и, в тоже время, ад, всей своей тяжестью, давит его.
Как неодушевленный космос, так и человеческое общество имеет свою структуру, организацию и субординацию. Первый, кто нарушил небесную иерархию и вышел из своего чина, был сатана. Этот импульс через грехопадение Адама передался человечеству. Начало прелести – потеря понятия своего места, ложное представление о себе, о своих правах, достоинствах и возможностях. Демонический дух, переходящий в прелесть – это дух мятежа, который хочет захватить силой не принадлежащее ему, это дух безумия, который губит человека. Коллективная прелесть переходит в коллективное безумие, рождающее революции, в пламени которых рушатся государства и уничтожаются народы.

Человек, находящийся в прелести, восхищен и доволен собой. Это довольство, переходящее самообожание, имеет другую сторону: недовольство всем, что происходит вокруг него. Человек, находящийся в прелести, считает, что его постоянно унижают и оскорбляют в обществе, семье на службе, что люди по своей тупости и злобе завидуют ему, не ценят его способностей и талантов; он считает, что рожден для того, чтобы властвовать и повелевать, а другие – чтобы подчиняться ему. Человеческое общество создано иерархично, а у гордого человека нет желания и способности к подчинению и послушанию. Это приводит к той психической установке, когда человек видит в других только негативное. Апостол Павел повелевает христианам уважать всякую власть, хотя в то время власть римских цезарей и иудейских царьков вовсе не была справедливой и даже разумной.

Но здесь вопрос не о достоинстве людей, представляющих власть, а о принципе власти, как структуре, без которой происходит развал. И вот, одна из признаков начинающейся прелести неуважение к людям, особенно тем, кто иерархически занимает высшее положение.

Итак, один из признаков прелести – неумение подчиняться, неумение пребывать в своем чине, неспособность понять свое положение и смириться с тем местом, которое предназначил ему промысл Божий. Это внутреннее неудовольствие и злоба могут переходить в садизм, насмешки и издевательство над другими людьми. Переоценка своего ума и своих способностей приводит к тому, что некоторые гордецы постоянно пристают с советами к другим, вмешиваются в чужие дела, и искренно возмущаются, когда их советы не принимают или вообще не обращают на них внимания. Эти люди приписывают себе способности предвидеть события, правильно оценивать обстоятельства, делать прогнозы, определять характер людей и т.д. и, несмотря на то, что постоянно попадают впросак, продолжают делать тоже самое. Любовь не видит недостатков в любимом, а человек, находящийся в состоянии самообольщения, крепко влюблен в самого себя.

Другая особенность этих людей заключается в том, что они не способны учиться у других. Это логично. Если человек считает, что он одарен особыми способностями понимать и делать все правильно, то зачем слушать людей, не обладающих такой силой разума, как он? Поэтому обольщенный беседу превращает в монолог. Корректность человека проявляется в способности слушать другого и желания понять его, а находящийся в прелести слышит только самого себя.

Мудрость человека проявляется в самопознании. Гордый человек лишен самопознания. Он оправдывает себя во всем и ищет, кого обвинить в своих неудачах. Невидение своих грехов и непризнание своей вины – это сатанинское состояние. Демон тоже считает, что он не сделал ничего плохого, а во всем виноват Бог. Человек, привыкший оправдывать себя, оказывается недовольным всем на свете и поэтому глубоко несчастным.

«На небе слышен голос не уст, а сердца» — пишут святые отцы.
«Молиться надо искренне, от чистого сердца» — это их завет.

Но на молитве между нами и Богом стоят грехи, будто густой туман, будто стена, из какой то плотной и липкой мглы, и в этой мгле ползают как скорпионы наши страсти. Как мы можем искренне призывать имя Господа, если наше собственное сердце — эта черная яма, в глубине которой ничего не видно, только смрад идет из нее от постоянной злобы и плотских вожделений, будто от разлагающегося трупа. Молиться надо искренне; между тем наша молитва совершается где-то вне души и ума, а сердце пребывает в своей жестокости и дикости как неукротимый зверь.

Читайте так же:  Крещение текст молитвы

Что нам делать? Как принудить себя к молитве? Вначале надо поблагодарить Бога, что Он еще не отвернулся от нас, что если бы не Его благодать, мы даже не вспомнили бы о молитве. Затем, перед молитвой надо принести покаяние; самое главное — найти свой «любимый» грех, ту страсть, с которой нам больнее всего расстаться; осудить себя за эту страсть, мысленно отринуть ее, вырвать из души, как вырывают гнилой зуб, призвать силу гнева — то, что святые отцы называют раздражительной силой, решить с этих пор бороться с ней; показать эту страсть самому себе в ее самом низком и позорном виде, довести до своего сознания, что эта страсть как змея пьет кровь нашей души, делает нас бессильными и отравленными, что от борьбы с этой страстью зависит наша жизнь и смерть. Если человек примет такое решение, то уже молитва его перестанет быть поверхностной и пустой как шелуха; его душа начнет откликаться на слова молитвы вначале еще глухо, со стоном, как бы шепотом, как говорит очнувшийся от беспамятства больной.

Далее, надо исповедоваться в текучих, повседневных грехах, которые мы совершаем каждый день, от которых душа забрызгана грязью, как одежда у человека, идущего в непогоду по слякоти и лужам. Надо покаяться во всей своей жизни, особенно в гордыне, лжи и лености, которые привели нашу душу в такое мрачное бесчувственное состояние, когда мы не можем молиться. Затем надо исповедоваться Богу в неведомых грехах, которые мы по своей беспечности и нерадению непрестанно творим, когда само неведение становится не оправданием, а осуждением нашего легкомыслия или волевого желания — не знать правды. Надо говорить: «Бог — все, а я — ничто», стараясь довести эту мысль до своего сознания и сердца. Нужно помнить, что сегодняшний день может стать последним днем нашей жизни. Необходимо испросить у Бога благословение на молитву, обратиться к Пресвятой Богородице и архангелу Салафаилу помочь в молитве и затем приступить к молитве, помня, что стоим перед Лицом Божьим, от Которого не скрыто ни одно движение нашего сердца.

Тот, кто начинает молиться сразу же без приготовления, тот похож на воина, который бросился в бой еще не вынув и не приготовив оружия.

Опубликовал Просто Оксана в дневнике По пути из крестильного чана. . Просмотры: 1078

В обыденной жизни такой человек делает все по-своему. При разговоре он перебивает своего собеседника, повторяет по несколько раз одно и тоже, как бы старается забить гвоздь в голову другого. Даже тон у гордого человека отличается полной уверенностью в правоте своих слов. Он говорит так, будто внушает человеку свои мысли, как гипнотизер своему пациенту.

Когда такой гордец начинает заниматься Иисусовой молитвой, то воображает, что достиг состояния святости и нередко проявляет признаки психопатии. Некоторые считают, что этих людей до такого состояния довела молитва и сами боятся молиться. Но думать так – оскорблять Бога. На самом деле к прелести приводит нераскаянная гордость: из нектара одних и тех же цветов пчела вырабатывает мед, а змея яд. Поэтому для делания Иисусовой молитвы нужно иметь видение своих грехов и чувство покаяния. Фундаментом молитвы является смирение, а покровом молитвы – послушание.

К искушениям во время молитвы можно отнести еще следующее. Человек находится под воздействием светлых и темных сил, образно говоря, его душа стоит на перекрестке всех ветров, и ему трудно отличить голос диавола – старого вора и мошенника – от голоса Ангела-хранителя, а голос своего духа – от голоса своих душевных страстей.

При рождении ребенка сатана посылает к нему демона-искусителя, который следует за человеком до гроба, как его мрачная тень. Демон – опытный охотник и меткий стрелок, он внимательный психолог-аналитик, который изучил человеческую душу во всех ее проявлениях. Его цель – установить контакт с человеком посредством помыслов, которые он всевает как плевелы в сознание. Иногда это нелепые богохульные мысли, от которых душа содрогается от страха; человеку кажется, что это кощунство идет не извне, а его порождает собственная душа. Он пробует сопротивляться демоническим мыслям, но они врываются в его сознание, как вихрь. Человеку кажется, что его спасение невозможно и единственная участь такого богохульника, как он, — геенна огненная. Здесь тактика демона довольно простая: обмануть человека так, чтобы он принял внушение демона за собственные мысли, а богохульство – за состояние своего сердца.

Человек боится открыть на исповеди те мерзкие кощунства, которые звучат в его ушах; ему кажется, что огонь должен сойти с неба и испепелить его за оскорбления, которые он мысленно наносит святыне. Такой человек как бы замыкается в себе, постепенно отвыкает от молитвы, как бы духовно дичает, приходит в состояние безвыходного отчаяния, считая себя недостойным произносить имя Божие, перешагнуть порог храма, и приходит к мысли, что он не должен приближаться к Богу, как к пламени, который попалит его. Он уже при жизни вписал себя в число отверженных, у него возникает ропот и протест против Бога: почему Бог оставил его для погибели.

Путь борьбы с хульными помыслами один – это осознание того, что они внушение демона, черные лучи сатаны, которые отражаются в душе, как на экране, что человек не ответственен за эти помысли, как за брань, которую слышит со стороны. Кто прошел через огонь мысленных искушений и кощунства, тот понимает как гнусен диавол, какой ненавистью дышит ад. Он видит, как бы воочию, что сатана находится в такой бездне богоотступления и падения, из которой уже невозможно подняться, что ненависть к Богу стало сущностью сатаны, что тот не может покаяться, как тьма не может стать светом. На кощунственные мысли следует отвечать: «Это твои мысли, диавол, а я на них не соизволяю».

И, все-таки, я должен сказать, что искушение кощунственными, скверными, богохульными помыслами – не самое страшное в диавольских наваждениях. Здесь душа сжимается от страха перед ними. А намного опаснее, когда душа сама принимает диавольские импульсы, радуется им, как приобретением, желает их, наслаждается ими, и мрак преисподней принимает как свет. Демон всеми силами старается отвлечь ум от молитвы. Во время молитвы он влагает в ум человека по-мирскому блестящие мысли, остроумные изречения, и человек считает эти мысли откровением, получаемым от ангела. Он начинает в уме повторять их, чтобы запомнить, продолжать, развивать и интерпретировать эти мысли и кончается тем, что он теряет молитву и переходит на другую ступень, — а это и надо демону. Диавол готов из молитвенника превратить гения, лишь бы тот бросил молитву.

Читайте так же:  Тайные молитвы для познания скрытого

Поэтому во время молитвы надо не обращать ум к фейерверку мыслей, который возникает у человека, это уловка – лучшее обменять на худшее, а продолжать молитву, не отклоняя внимание на посторонние помысли. Если мысль, возникшая в душе человека, от Бога, то она останется у него в памяти и после молитвы.

Демона называют шутом. Иногда во время молитвы он представляет человеку какие-то комические эпизоды или влагает в его голову шутки и у человека появляется неожиданный смех во время молитвы. От этого смеха трудно отделаться. Состояние у такого человека вовсе не веселое, а скорее истеричное. Здесь полезно наложить на себя крестное знамение и сказать: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его». Шутки во время молитвы или комичные образы в сознании – это клоунада диавола. Если человек увлечется такими шутками и будет рассматривать диавольские маски и карикатуры, то благодать Божия отойдет от него.

Следующее искушение наиболее опасное. Здесь диавол выступает как богослов. Он предлагает человеку вопросы, относящиеся к метафизическому миру. Надо помнить, что нам на земле не открыты все тайны небесного царства, а указан путь в это царство. Человек, в своем земном бытии, будучи ограниченным в своих познавательных способностях, душой, затемненной грехами и колеблемой страстями, многого не понять, и свою ограниченность должен восполнить верой. Истина открывается благодатью Божией, но не как философские абстракции, а как внутреннее зрение.

А здесь сатана начинает забрасывать человека вопросами, на которые тот естественно сразу не может ответить, а некоторые из них вообще являются только достоянием будущего века. Такими вопросами демон хочет вселить в ум и сердце сомнения, показать человеку, что вера сомнительна и противоречива. Поколебаться в вере – это потерять контакт с духовным миром, выйти из общения с Божеством, усомниться в истинности Бога. И многие люди, не понимая, что эти сомнения – уловка демона, как бы катехизис, составленный диаволом, входят с ним в диалог, стараются дать ответы на заданные вопросы, тайну заменить плоскими понятиями, веру – рационализмом, с его мертвыми абстракциями, и часто запутывают сами себя как в паутину.

В таких случаях надо помнить, что на земле мы живем не ведением, а верой, что наше наличное состояние неспособно проникнуть во все тайны божественного промысла, что здесь мы видим как бы отражения в тусклом, потемневшем зеркале, что ведение тайн Божиих неотделимо от преображения самого человека – его духа и души.

Началом падения наших праотцев было вступление Евы в диалог с демоном. Если бы она с самого начала ответила бы ему: «Отойди от меня, сатана», то в мире не произошла бы трагедия богоотступления.

И здесь душа должна ответить демону: «Почему я обязана отвечать тебе на эти вопросы? Ведь ты не хочешь познать истину, вернуться к Богу и покаяться? Ты – древняя ложь, стремишься только смутить и уловить меня».

Следует знать, что в таких случаях, победа – это молчание, за которое не может ухватиться диавол. Во время молитвы надо ничего не предпочитать самой молитве и отклонения от нее считать искушением и потерей.

При чтении моих ответов могут возникнуть некоторые недоумения, а именно, я неоднократно упоминал, что для Иисусовой молитвы необходимо контролировать получаемую извне информацию, то есть сократить до некоторого разумного минимума информационное поле, стараться не открывать шлюзы своей памяти, чтобы не реанимировать и перерабатывать полученную в прошлом информацию, особенно негативно-эмоционального характера. И в этом же ответе я пишу о людях, которые, занимаясь сложной и ответственной деятельностью, требующей обширных знаний и концентрированного внимания, в тоже время могли достигнуть непрестанной внутренней молитвы.

Примером этого я приводил Григория, секретаря византийского синклита, который, находясь в гуще общественных и политических событий, смог овладеть Иисусовой молитвой (или Иисусова молитва овладеть его сердцем) и учение о молитве, как драгоценное наследие он передал своему сыну – учителю и апологету исихазма, святителю Григорию Паламе, которого Церковь назвала «сыном божественного света».

Иисусова молитва – заповедь, данная святыми апостолами. Она должна была звучать и в царских дворцах и в убогих хижинах, в сердце крестьянина, который обливаясь потом, работает на поле, в груди матери, кормящей своего ребенка, наполнять светом сердца монахов и звучать как таинственная песнь в тишине келии и безмолвии пустыни.
Возникает вопрос: что же делать людям, обремененным работой? Как вести себя монахам, которые в монастыре исполняют сложные и хлопотливые послушания? Надо помнить, что Господь смотрит на глубину человеческого сердца: к чему оно привязано, кому обращено, что оно ищет в этом мире. Не столько внешние заботы, обязанности и труды расхищают сердце, а страсти – тайные и явные, которые безпрестанно колеблют и мучают сердце, требуя от человека своего удовлетворения. Здесь нужны мужество и решимость для внутренней борьбы, похожей на битву без отдыха и перемирия. Те люди, которые поставили целью своей жизни стяжать Иисусову молитву, которые отсекают страстные движения, плотские привязанности, ненависть и вражду, кто покорил себя молитве, тот будет под особой защитой и промыслом Божиим.

Видео (кликните для воспроизведения).

Окончание на сайте арх. Рафаила (Карелина)

Рафаил карелин о молитве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here